Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Кот-прун

Пара слов о цикличности истории

Часто встречаюсь (вот и в комментариях к предыдущему посту встретился) с представлением человеческой истории как поступательного движения вперед (вверх). Мол, да, случались откаты, но прогресс не остановить. Тогда как, на мой взгляд, человечеству множество раз приходилось: а) начинать с нуля; б) переоткрывать забытое и потерянное по-другому, иначе.

"До сих пор мало известно, что для эпохи мезолита было характерно международное разделение труда и развитый обмен: кремни, добывающиеся в Карпатах, обрабатывались на Волге и использовались в Двуречье, предметами "торговли" были зеркала, украшения, игрушки. На Мальте в позднем мезолите был построен колоссальный подземный храм, используемый, по-видимому, для подготовки жриц для всего Средиземноморья." С. Переслегин. И где все это теперь?..

Причем потеря старых знаний и даже старого мироустройства происходила буквально за мгновения по историческим меркам. "Историки до сих пор спорят, как же могло получиться, что такие мудрые и образованные древние египтяне столь быстро разучились строить свои замечательные пирамиды. Всё произошло на протяжении буквально нескольких поколений (на рубеже IV и V династий, около XXVI века до Р.Х.). И в самом деле, это была поразительная историческая катастрофа: веками учились, учились, по крохам совершенствовали мастерство, передавали всё это из поколения в поколение, накапливали знания и опыт, потом выстроили свои три Великие Пирамиды (Хеопса, Хефрена и Микерина), и вдруг разом всё забыли, потеряли навык, умение и мастерство, перестали понимать элементарные вещи. Что особенно удивляет — это произошло как бы само по себе, безо всяких войн и нашествий варваров. Все, что было построено после, выглядело лишь как жалкое подобие Великих Пирамид, и сейчас представляет собой не более, чем груду развалин." В. Дос.

Да что там пирамиды. На тысячу лет человечество забыло как строить купола и потребовался гений Брунеллески, чтобы это умение человечеству возвратить. Старые купола вернулись из тысячелетнего забытья. Старые? Не совсем.

"Альтернативных вариантов всегда достаточно много, а условия и контексты не воспроизводятся в точности. Ни одна реалия даже Возрождения (как идеологии) не смогла (или не захотела) буквально скопировать то, что "возрождала". Ни к чему это уже было. [И с точки зрения поступательного развития истории] совершенно невозможно объяснить - почему на столь небольшой дистанции друг от друга в Риме стоят два сопоставимых по величине каменных купола: купол античного Пантеона (типичный для построек Рима, но совершенно позабытый конструктивно позже и никогда в такой конструкции уже не строившийся в новые времена) - и купол Св.Петра (прежде изобретённый и опробованный Брунеллески во Флоренции - изобретённый в силу обращённых к нему заказов совершенно заново, на совершенно другом конструктивном принципе - и распространившийся далее повсеместно - поскольку доподлинно известно и задокументировано, что к тому времени люди в Европе вообще не умели строить купола - никак и никакие, хотя желали их и видели реально - в развалинах древних сооружений." Rainaldo в комментариях к постингу о древнеримском флоте. (История Брунеллески и созданного им купола флорентийского Дуомо задумана давно, и, надеюсь, рано или поздно появится "на бумаге". Другие "флорентийские" истории можно найти здесь.)

Показательным я считаю рассказ Черчилля о римской Британии:

"На протяжении трех столетий Британия, смирившаяся с римской системой, переживала во многих отношениях самые спокойные и самые просвещенные времена, когда-либо выпадавшие ее обитателям. [...] В этот период, почти равный тому, который отделяет нас от правления королевы Елизаветы I, зажиточные люди в Британии жили лучше, чем когда-либо потом вплоть до конца викторианских времен. С 400 по 1900 гг. ни у кого не было центрального отопления и лишь немногие имели горячие ванны. Богатый гражданин, строивший загородный дом, считал обогрев само собой разумеющимся делом. В течение полутора тысяч лет его потомки жили в холодных, не обогреваемых жилищах, радуясь время от времени жару огромных костров. Даже сейчас относительно меньшая доля населения обитает в домах с центральным отоплением, чем в те давние времена. ("История англоязычных народов" писалась Черчиллем в 30-50-ые года XX века. Corwin.) Что касается ванн, то они совершенно исчезли до середины XIX века. На протяжении всех этих долгих и унылых веков холод и грязь сопутствовали даже самым удачливым и высокопоставленным гражданам страны."

Там еще много интересного. К примеру:

"Передвижение по великой империи было таким же быстрым, как при восшествии на трон королевы Виктории, и ему не препятствовали ни границы, ни законы, ни различия в денежных системах или национальностях. В Норвиче есть памятник, поставленный выходцем из Сирии своей жене." Куда там ЕС...

В самом солнечном и светлом испанском городе Сеговии, о котором еще обязательно зайдет речь в моем "испанском" цикле, располагается римский акведук, созданный то ли при Веспасиане, то ли при Траяне. 728 метров в длину, из которых 278 - в два этажа, 118 арок, максимальная высота - 29 метров. За 2000 лет своей жизни акведук пережил и вестготов, и нашествие мавров, и католическую Реконкисту, и гражданскую войну, и даже современное автомобильное движение. По каналу акведука до сих течет вода. Акведук был построен без раствора...

Кот-прун

Что нужно увидеть во Флоренции и почему: Дуомо (часть 2)

Что нужно увидеть во Флоренции и почему: Капелла Бранкаччи
Что нужно увидеть во Флоренции и почему: Дуомо (часть 1)

На его месте поначалу располагалась другая церковь, церковь святой Репараты. Почему именно эта замученная в 3 веке в Палестине святая явилась в ночь накануне решающего сражения с готами в 405 году полководцу Стилиху, науке, как говорится, не известно. Но церковь Репарата после победы Стилиха получила.

Более полутысячи лет церковь спокойно себе отстояла, пока, наконец, в темные итальянские головы городских властей не пришла светлая мысль выстроить на ее месте новый собор, который своей красотою и величием должен был затмить аналогичные сооружения тосканских городов-соперников.

Collapse )
Жизнь - Mystic Wood

Римские каникулы (часть 7)

Все боятся террористов: Рим боится, Ватикан, конечно, тоже боится. Так теперь всем желающим посетить собор Святого Петра нужно сначала пройти через пропускной пункт, как при посадке на самолет. Из-за чего возникают очереди (особенно утром, но утром-то мы пошли в музеи ;) ), которые, однако, продвигаются очень быстро. Этого контроля, впрочем, страшиться не надо. Гораздо опаснее другой контроль в виде костюмированных (в смысле в костюме) негров возле самого входа в Сан-Пьетро.

Кстати о неграх. Судя по тому что я видел, нигде на свете концентрация негров на единице площади так не велика, как в Ватикане. Удивительного в этом ничего нет: наверняка многие жители Африканского континента мечтают переехать жить в Италию, а католическая религия дает им такую возможность. Я также не удивлюсь, если следующий папа будет чернокожим: в настоящее время если и есть где будущее у католицизма, так именно в Африке.

Так вот, наши доблестные стражи контролируют одежду. Чем меньше у вас открытой кожи, тем лучше. В перый раз я был в шортах – и мне не повезло :). В следующий раз я демонстративно натянул на шорты брюки – и прошел. Позже, уже выйдя из церкви, мною была проделана обратная процедура к радости группы римских школьниц, оставшихся несколько разочарованными тем фактом, что стритпиз оборвался на самом интересном месте.

Первый Сан-Пьетро был основан императором Константином на месте, где по легенде был распят – вниз головой - святой Петр. Учитывая то, что постройка производилась на весьма неудобном месте, хотя свободной земли было рядом - хоть отбавляй, можно считать, что по крайней мере доля правды в легенде присутствует.

Константин был то еще чудовище: сына заколол, жену удушил, приказал убить своего племянника. Жесток был император не только с родственниками: при его армии всегда имелись хищные звери, которым скармливали пленников. Когда Константин состарился, он поддерживал свой тонус ваннами из крови младенцев.

В период борьбы за власть Константин сделал ставку на христианство, фактически возродив его, и не прогадал. Что при этом прогадала история человечества (а не будь Константина, дело Диоклетиана было бы доведено до конца и христианская церковь сгинула бы окончательно и бесповоротно в глубине веков) мы точно никогда не узнаем. Константин же был причислен к лику святых и получил хорошую «историческую прессу». Его конная статуя работы Бернини расположена в портике современного собора справа.

Когда в Средние века старая церковь пришла в негодность, решено было построить новый собор: исконная официальная папская резиденция, Латеранский дворец давно уже находилась в черте города, а папам хотелось большей безопасности, что означало быть поближе к Замку святого Ангела. К тому же в пику Авиньону хотелось построить нечто такое, что затмило бы все предыдущее и подвигло бы к окончательному выбору Рима как города папы.

Кто только не участвовал в строительстве. Не было такого архитектора, который бы не приложил к нему свою руку. Понятно, что стройка при этом не продвинулась ни на грамм. А проходили века. И если бы не Микеланджело, который волевым решением закончил дискуссию, «долгострой», вполне возможно, затянулся бы до нашего времени.

Микеланджело питал слабость к греческим равносторонним крестам в основании. Таким он задумал и собор святого Петра. Уже после его смерти собор удлинили, доделали фасад и портик. Таким образом решилась проблема выделения «главной» стороны храма из всех остальных, зато чувствуешь себя в теперь церкви (особенно в ее удлиненной части) как на вокзале.

Купол же, любимое детище Микеланджело, остался практически неизменным. Желающие могут совершить на него восхождение. Мне, после того, как я побывал на вершине купола Дома во Флоренции, лезть на купол Сан-Пьетро не захотелось. Однако отговаривать вас я не стану. Наоборот, в соборе даже построили лифт, чтобы упростить подъем посетителям.

Маленькими куполами «заведовали» другие архитекторы, в том числе молодой тогда еще Бернини. Ему же собор обязан обрушением одного из куполов во время строительства. Свою ошибку Бернини не признавал до самой смерти.

Как вы понимаете, статик Бернини был аховый. Во время работы над бронзовым балдахином (см. главу, посвященную Пантеону) одним из мастеров, помогавших Бернини, был никто иной как Борромини, делавший тогда первые шаги в Риме. Он же нашел ошибку в расчетах Бернини для фундамента балдахина, на что и указал архитектору. В общем, не будь Борромини, упал бы и балдахин (хорошо, если не на папу, хотя это спорный вопрос :) ). Однако вместо того, чтобы поблагодарить помощника, Бернини того возненавидел. Так началось такое полезное для Рима соперничество двух гениев барокко.

Вообще, весь огромный собор представляет собой музей искусства, посвященного смерти: погребальные монументы один за одним сменяют друг друга. Особенно тоскливое зрелище (смешанное с омерзением) представляют собой мумии «недозахороненных» пап, лежащие под стеклом для всеобщего обозрения. Кому этого мало, может посетить Священные гроты – крипту под собором. Под ней есть еще некрополь, но он туристам недоступен.

Обычно туристы толкутся у капеллы справа от входа, где выставлена (на мой взгляд слишком высоко) Пьета Микеланджело. Скульптура была вытесана двадцатитрехлетним, практически никому не известным мастером и являлась заявкой Микеланджело на будущее: он даже вырезал на груди у Мадонны свое имя :). Из-за идиота, в 1973 году совершившего покушение на Пьету, она с того времени, к сожалению, находится под пуленепробиваемым стеклом, отбрасывающем блики.

О богатствах и достопримечательностях Сан-Пьетро можно еще говорить долго, но лучше их увидеть. Желательно с книгой-путеводителем, да потолще :).

После того, как вы снова окажетесь на площади, не упустите возможность зайти на почту Ватикана и купить там марок: поверьте, для филателиста лучшего подарка просто не существует. Недалеко от почты находятся ворота в Ватикан, где дежурят колоритные швейцарские гвардейцы. Самое приятное в них, что они не просят денег, когда их фотографируешь. Невдалеке за воротами располагаются немецкое католическое кладбище и церковь S. Maria della Pieta. Кладбище, одно из самых идиллических мест Рима, является собственностью Италии, и, если вы в совершенстве владеете немецким, можете рассказать главе гвардейского поста (это тот, кто справа и без алебарды), что у вас там похоронена тетя, которую вы хотели бы посетить. Он не только пропустит вас, но даже укажет путь.

А наш путь завтра будет лежать в античный Рим. Продолжение следует :).
Жизнь - Mystic Wood

Римские каникулы (часть 5)

Вот мы и на площади Ларго-Арджентина, впрочем запомнилось мне это место под другим названием. Каким – станет понятно позже. В центре площади ниже уровня земли находятся огороженные развалины четырех храмов времен Республики – Area Sacra. Западнее их когда-то располагался театр Помпея, в котором был убит Цезарь. Развалины сейчас отданы в полное владение кошкам, которых там по меньшей мере несколько десятков. На табличке у входа крупными буквами написано, что все кошки кастрированы, и, более мелким шрифтом, что их запрешено кормить. В общем бедные создания лишены всех радостей в жизни :). Любопытно, что запись о кастрации не переведена на английский: вероятно, самим итальянцам стало стыдно. Ну а для меня это место в Риме навсегда останется – как вы уже, возможно, догадались – «площадью кастрированных кошек» :).

По моим ощущением наш первый полноценный день в Риме подходит к концу, и нам остается лишь сесть на автобус, идущий к отелю, но если «все не так» и время еще есть, я предлагаю отправиться к Капитолию и посетить капитолийские музеи.

Поднявшись по лестнице, являющейся последним творением Микеланджело, венчают котурую скульптуры близнецов Кастора и Поллукса, сыновей Зевса и защитников Рима, мы оказываемся на площади, также спроектированной Микеланджело. Ему же принадлежит звезда на мостовой и идея поставить в центре конную скульптуру Марка Аврелия, чудом дошедшую до нас сквозь средние века. Оригинальная скульптура долго находилась в реставрации, а на ее месте поставили копию. Отреставрированного Марка Аврелия так и не вернули «на родину», а спрятали «от греха подальше» за стекло в Капитолийские музеи. Можно представить себе разочарование сотен римских голубей, дело жизни отцов и дедов которых теперь приходится начинать заново :). От копии оригинал отличается зеленым цветом.

Справа и слева от Марка Аврелия Микеланджело построил два дворца: дворец Консерваторов и Новый дворец. Именно в них сейчас расположены музеи. Наибольшее удовольствие они доставят поклоннику скульптур, среди которых и знаменитая римская Волчица, – собрание картин там довольно слабое. На меня же наибольшее впечатление произвел недавно отреставрированный Табулярий, госархив Римской республики, связывающий под землей два музейных дворца. Внутри Табулярия можно увидеть части храма Юпитера, главного и одного из самых первых храмов Рима. Не упустите также возможность с балкона Табулярия бросить взгляд на Римский Форум, политический и экономический центр античного Рима.

В конце площади расположен Дворец сенаторов, воздвигнутый в 12 веке на развалинах Табулярия. Как и следует из его названия, в нем в средние века заседал римский сенат, а сейчас работает ратуша.

В северной части капитолийского холма, где авгуры в свое время делали свои предсказания, наблюдая за полетами птиц, а еще располагался храм Юноны Монеты, при котором жили знаменитые капитолийские гуси, а также чеканились деньги, которые в честь храма так и назвали «монетами», теперь расположена церковь S.Maria in Aracoeli.

Название церкви основывается на снова всплывшей в 12 веке легенде, по которой императору Августу сибилла показала во сне Марию с младенцем и сказала, что это и есть только что родившийся божий первенец. Якобы Август, якобы пораженный этим замечанием, приказал отстроить «небесный алтарь» („Ara Coeli“), которым и «прикидывается» алтарь описываемой церкви.

В этой же церкви находится одно из самых отталкивающих сакральных «чудовищ» католического христианства: Santo Bambino. Эта деревянная статуэтка младенца Иисуса, вырезанная по легенде из дерева Гефсиманского сада, считается излечивающей от всех болезней. Каждый день статуэтка получает стопки писем с просьбами со всего света, которые сваливаются прямо перед ней и некоторое время там лежат. Несколько лет назад Santo Bambino был украден. Как писали некоторые, в городе поднялся такой крик, словно был украден сам римский папа. Однако ни призывы, ни усилия криминалистов, ни процессии, ничего не помогло. Santo Bambino «ушел с концами». Но не тут-то было: статуэтку заменили копией, которая, по-видимому, творит чудеса в неменьшей степени.

Рядом с церковью располагается самый большой в прямом и переносном смысле архитектурный ужас Рима - монумент первому королю Италии Виктору Эммануилу II (не удивляйтесь, первый король на самом деле был II (вторым), ибо не захотел нарушить нумерацию своего Савойского дома, берущую начало от королей Сардинии). Своими огромными размерами (ширина - 135м, длина – 130м, высота – 81м) монумент, построенный в начале 20 века, обязан желанию светских властей показать папе, кто в доме хозяин. В результате это наглое, уродливое и агрессивное сооружение, большего всего похожее на пишущую машинку (другое прозвище – «Вставная челюсть») сломало веками заботливо создаваемые масштабы центра города и обесценила истинное сердце Рима, Капитолий. Не говоря уж а том, что ради него было снесено множество средневековых зданий и ренессансных дворцов. Сделанный из дешевого известкового камня (а не из мрамора, который со временем сереет и становится мягче для глаза) монумент выделяется из всех прочих строений Рима своей неестественной резкой белизной.

Несколько дней назад мне в руки попала газета 1986 года с заметкой немецкого корреспондента в Риме, посвященной ведущейся в то время в широких кругах дискуссии о будущем «Челюсти». Как я понял, самым популярным было предложение «сравнять с землей и баста». Однако решено было «нести и дальше грехи отцов» и улучшать внешний вид монумента путем его частичной перестройки. Судя по всему дискуссия ведется до сих пор, а Il Vittoriano продолжает радовать японцев, принимающих его за памятник античности :).

Ну что ж, оставим его японцам, а сами займемся настоящими произведениями античности, но уже в следующей части :).