Corwin (realcorwin) wrote,
Corwin
realcorwin

Categories:

Трагедия в стиле минимализм

Блестящий Алексей Айги, которого мало кто из широкой публики знает и о котором я рассказывал у себя в журнала ещё 15 лет назад, в 2015 году восстановил на слух (нот не сохранилось) и оркестровал музыку великолепного Сергея Курёхина, которого подзабыли уже даже те, кто его знал, а молодёжь не знает вовсе. Получилось здорово.



Из интервью Алексея Айги: Я не был ни на одном концерте Курехина и не застал выступлений «Поп-механики». Курехин не занимался серьезной композиторской работой в том смысле, что не сидел и не писал для потомков, для вечности, а писал музыку буквально на ходу, перед концертом, записывал музыку на каких-то бумажках и рассказывал музыкантам общее направление. Поэтому нотного материала не существует — потеряно практически все. Пришлось помучиться, восстанавливая музыку на слух, меня завалили треками и отрывками из фильмов, где поверх музыки разговаривают герои. Потихоньку я все это расшифровал и оркестровал — чуть с ума не сошел к премьере.

Я не пытался переделать музыку Курехина, как обычно поступают профессиональные аранжировщики. Не стал приукрашивать или делать из нее «симфоническую поэму». Я так не умею и не люблю. Для меня было важнее всего просто донести музыку Сергея до слушателя в близком к первозданному виде. Мне было приятно, что Летов и Гайворонский, которые много работали с Курехиным, сказали, что моя интерпретация очень близка к Курехину.

Когда мы первый раз играли курехинскую программу в Питере, несколько людей в зале заплакало, а кому-то даже стало плохо. Они столько лет не слышали эту музыку живьем, и на какое-то мгновение многим показалось, что сам Курехин дирижирует на сцене. Не потому, что я на него похож, а потому, что вдруг атмосфера сложилась: играют музыканты «Поп-механики» — Летов, Каспарян, Гайворонский, Волков, на сцене среди оркестрантов мечется человек, и у них было полное ощущение, что они вернулись в то время.

Концерт же в консерватории случился мистическим образом. Мне позвонили оттуда и пригласили поговорить. Я очень удивился, потому что из Московской консерватории мне никогда не звонили. Программный директор консерватории предложил сделать какой-нибудь кроссовер-проект — что-нибудь из музыки к кино, может быть, немного джаза, но так, чтобы мы сильно не безобразничали. Святые стены. Я предложил им сыграть музыку Курехина. Мне отвечают: есть дата — 9 июля. А это день смерти Курехина. У меня аж мурашки пошли по коже. Что ж, говорю, — хорошо, давайте делать. Вообще вокруг Курехина много мистики, причем такой нехорошей — история с его внезапной болезнью совершенно таинственная. Я даже предпочитаю об этом не думать.

Курехин стоит особняком и не поддается установке на постамент. Он не примыкает ни к джазовой, ни к рок-, ни к академической традиции, он пронесся через все эти круги как метеорит, оставив больше воспоминаний, чем музыки. Его ум и талант просто фонтанировали, и потому он прорывался в такие области, куда никто раньше и нос не совал. Он оперировал даже не музыкальными стилями, а пластами общественного сознания.
Tags: Россия, арт-рок, забавное, искусство, история, общество, прог-рок, рецензии, умная музыка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments