Corwin (realcorwin) wrote,
Corwin
realcorwin

(Не)здоровый эгоизм



Михаил Коляда на Играх в Корее выступает стабильно. Примерно так же он катал и на европейском чемпионате. Какая форма есть, такая есть. Ни странного, ни страшного в этом нет: кто-то подходит к Олимпиаде во всеоружии, у кого-то всё наоборот. Взять Натана Чена того же. На него американские болельщики уж никак не меньше надеялись, чем мы на своего Мишу. Но наши ожидания – это наши проблемы. Нам до начала Игр не были известны, ни как готовился Михаил, ни каков уровень этой его подготовки. Однако спортивная форма Михаила не могла быть загадкой для него самого. В этой связи мне очень хотелось бы знать только одно.

Почему перед Олимпиадой Михаил не подошёл к Дмитрию Алиеву и не сказал ему:

- Милый друг, командные соревнования чрезвычайно ответственны. Степень моей готовности к Играм оставляет желать лучшего. Я боюсь подвести товарищей, для многих из которых других шансов стать олимпийским чемпионом не будет. Как ты себя чувствуешь, и не согласился бы ты меня в командных соревнованиях подменить?

На это Алиев мог ответить так:

- Дорогой мой товарищ, я очень тронут твоим предложением. Я сам разделяю твои тревоги и также боюсь подвести остальных. Травма моя ещё даёт о себе знать. Мы оба с тобой новички на Играх. Опыта участия на них у меня, как и у тебя, нет, но тебя лучше знают и любят судьи. При прочих равных, оценки за компоненты у тебя будут выше, твоё выступление принесёт больше пользы команде, ничего не бойся, я тебя поддерживаю, дерзай.

Такой ответ раскрепостил бы Михаила, снял бы с него лишнее психологическое давление. Он сам, получилось бы, о выступлении не просил, за «железную» серебряную медаль не держался. Ну а раз выходит так, что больше некому, то как ни выступи – всё лучший вариант. Как будет, так и будет. Судьба.

Алиев мог и ответить иначе:

- Михаил, я потрясён твоим щедрым и честным предложением! Я и сам об этом думал, но боялся произнести. Я в хорошей форме, ещё лучше, чем на чемпионате Европы, травма моя меня практически не беспокоит. Короткая программа мне очень нравится и на тренировках и в официальных соревнованиях хорошо мне удаётся. Давай я откатаю её в командном турнире, а дальше мы все: и ты, и я, и команда посмотрим, кто из нас выступит в произвольной программе.

Разумеется, и при согласии Алиева рокировку должны были утвердить и команда, и руководители сборной. Но чтобы потом ни случилось, все говорили бы о Михаиле только в восторженных тонах. Как он, обуздав своё эго, отказался (или хотя бы отказывался) от абсолютно гарантированной медали ради своих коллег по команде и страны, честь которой эта команда отстаивает.

Возможно, Дмитрий Алиев опередил бы в короткой программе командных соревнований Патрика Чана. Возможно, это создало бы дополнительное давление на канадских фигуристов. Возможно, перед произвольными программами у сборной России от сборной Канады был бы отрыв: у канадцев россиян победили бы только танцоры, а остальные участники проиграли. Возможно, Тарасова с Морозовым приняли бы решение катать произвольную программу –всё-таки не они ехали на Олимпиаду главными претендентами на победу в парном разряде. Да и как показали возрастные канадцы-парники, катать четыре программы – не смертельно. Возможно, Россия выиграла бы командные соревнования у Канады. Возможно, даже с Колядой в произвольной программе.

А может быть, всё случилось бы совсем не так. Или вопрос Михаила ничего бы не изменил – команда осталась бы такой, как была, и результат – таким же. Но Михаил Коляда своим благородным поступком вошёл бы в историю. А так, получается, он всё-таки немного в неё вляпался.
Tags: Россия, общество, спорт, фигурное катание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment