Corwin (realcorwin) wrote,
Corwin
realcorwin

Category:

Их нравы

Сначала я хотел просто поделиться отрывком из интервью саночника Альберта Демченко. Журналистам Альберт рассказал много интересного. Даже о том, куда подевались медали немецкой сборной (напомню, Германия впервые, наверное, в своей объединённой истории не попала в призёры Игр в неофициальном командном зачёте), а также куда пропали немецкие биатлонистки и биатлонисты. О том, что творится в его родном виде спорта, рассказал. Ну и самое интересное, наверное - это тема коньков. Напомню, в бобслее металлом и изготовлением коньков занимается одна швейцарская фирма. С введением этого правила закончилась немецкая бобслейная гегемония. В санях, чья международная федерация контролируется немцами сверху донизу, коньками по-прежнему занимается каждая страна в отдельности.

Именно эта, "коньковая" тема получила вчера вечером поистине голливудское продолжение. Но сначала - отрывок из интервью (самые смачные моменты выделены мной).


- По вашим словам, Вальтер Плайкнер - лучшее тренерское приобретение из возможных. А кто в теории мог быть еще лучше? Георг Хакль?

- Хакль - отличный технарь, но ведь даже он не главный тренер сборной Германии. У них во главе Норберт Лох, отец Феликса. Главный тренер должен не только делать сани, но и быть хорошим организатором и стратегом. Вальтер именно такой. Подготовку к Играм он спланировал здорово - в Сочи все были на пике. Тот же Семен Павличенко, если бы не судейская ошибка, стал бы четвертым.

- Что за ошибка?

- Должны были дисквалифицировать спортсмена сборной Германии, но немцы его отстояли и, более того, обвинили российских судей в непрофессионализме.

- Вы об Анди Лангенхане?

- Да. У него во время проверки инвентаря щуп под полоз вошел, хотя там даже малейшей щелочки быть не должно. Наши судьи заметили это, за что их и сняли. Не очень приятно, когда немецкая команда ради лоббирования интересов своих спортсменов поступает таким образом. Это же не первый случай, когда немцев не дисквалифицируют за нарушение технического регламента.

- Говорят, из-за тотального доминирования немцев возможны изменения в самих санях.

- Команды других стран предлагают ввести единую марку стали для полозьев, как это происходит в бобслее. С одной стороны, это хорошо, но с другой - какая фирма будет производить эту сталь?

- Та же, которая производит бобслейные.

- Думаете, там все так просто? Бобслеистам приходится закупать коньки под знаменами других федераций. Дело в том, что когда фирма узнает, что коньки производятся для российской бобслейной команды, начинаются фокусы. Сталь - это такая вещь... Даже имея один и тот же состав, качество может получаться разным.

- Почему Россию так не любят?

- Потому что Россия сильная.

- Сейчас в санях сильны немцы.

- Их тоже не особо любят, но у них очень сильные позиции в международной федерации. Плюс их поддерживают страны, которым международная федерация помогает финансово. Так что отношение всех остальных к немцам их самих не особо волнует.

- Какова доля политики в четырех золотых медалях немецких саночников?

- Собрав полный урожай медалей в санях, они рассчитывали занять более высокое место в общекомандном зачете. Всем известно, что после ужесточения правил допинг-контроля в немецком спорте и, в частности, в биатлоне, участились случаи массового ухода перспективных спортсменов на пенсию. Когда 20 - 25-летние подают в отставку, это не может не казаться странным.

Немцы понимали, что в биатлоне им сложно рассчитывать на медали и что в бобслее после ужесточения техрегламента тоже ловить особо нечего. А это виды, которые они традиционно считали медальными для себя. Остались прыжки, двоеборье, горнолыжница Мария Хефль-Риш и отдушина в виде саней. При том, что сани - единственный вид спорта, где они осуществляют полный контроль над ситуацией и могут творить все что угодно.


- Могло ли случиться что-то такое, что помешало бы немецким саночникам победить в Сочи?

- Только в одном виде. Я мог обыграть Лоха.

- Как?

- Меня прилично отодвинула ошибка во втором заезде. Хотя Феликс тоже ошибся - в первом, пусть и не так серьезно, как я во втором. Но даже в такой ситуации можно было его обыгрывать. И тут снова вмешались непредвиденные обстоятельства.

Никогда раньше у нас между вторым и третьим заездами не разбирали техинвентарь. Сани - это инструмент, который после сборки-разборки требует определенной прокатки. Нужно, чтобы полозья встали на место и чтобы все соединения немного притерлись. В результате в третьем и четвертом заездах я стартовал со сбитыми настройками параллельности, и сани ехали не так быстро, как раньше.

- Немцам между заездами сани разбирали?

- Не знаю, это конфиденциальная информация. С судьями вообще произошла странная история: когда они обнаружили нарушение техрегламента со стороны Лангенхана, всю нашу коллегию отстранили от ведения судейства на финише.

- Подобные прецеденты раньше были?

- Столкнулся впервые. Хотя все наши судьи проходили обучение, получали лицензии, работали на зарубежных стартах, и о них очень лестно отзывался главный делегат соревнований. Но как только они справедливо "подцепили" немца - их обвинили в непрофессионализме.

- И на их место пришли…

- Немецкие специалисты. Было ощущение, что даже если бы я выиграл - они нашли бы, за что меня можно дисквалифицировать.

- Как, чувствуя это, пережили ночь между вторым и третьим заездами?

- Переживания, конечно, были. Психологическое давление ощущалось - и сильно. Понимать, что даже первое время не гарантирует золота, непросто.

Мне тогда вспомнился чемпионат мира 2012 года в Альтенберге. Там Россия выиграла три серебряные медали, но не обошлось без скандала по техрегламенту. Когда мы подняли вопрос о том, что немцы нарушают прописанные технические правила, мои сани просто попытались сломать. Не знаю, что с ними творили, но когда я получил их после техконтроля в личном старте, они были во вмятинах и царапинах. А через час у нас была командная гонка…

- Тем не менее вы стали вторыми.

- А могли победить. После того как мои сани изуродовали, они по большому счету стали непригодны для езды. Пошли трещины на деревянном сердечнике.

Перейдём теперь к обещанной второй части. На немецкий бобслей работает целый институт. После провала на Играх через весь огромный государственный немецкий механизм пошла волна разборок. Спортсмены заявлили, что производители их желаний не слушают, а относятся как с солдатам: мол, вот вам якобы лучшие в мире бобы, садитесь в них и выигрывайте. На что производители отвечали, что для начала нужно разгоняться быстрее, чем ямайканцы, которые стали последними, а потом вякать. Ну и так далее, по возрастающей.

И вот виновник всех бед был найден! Читаем саморазоблачение фокусников (и вспоминаем интервью Демченко):


"Немецкий бобслеист Мануэль Мачата дисквалифицирован на один год за то, что отдал коньки от своего боба россиянину Александру Зубкову.

Федерация бобслея Германии отстранила спортсмена на год и присудила ему пять тысяч евро штрафа.

Мачата перед Олимпиадой в Сочи получил из Швейцарии новые коньки для своего боба. После того, как он не сумел отобраться на Игры-2014, Мачата отдал коньки Александру Зубкову, который затем выиграл два олимпийских золота.

«Такое суровое наказание должно стать первым шагом по защите наших национальных интересов», – приводит слова президента Федерации бобслея Германии Андреаса Траутманна Spox.

Отметим, что в этом году немецкие бобслеисты впервые за 50 лет не взяли медалей Олимпиады."

Замечу: ни в одном из видов бобслейной сочинской программы немцы на победу не претендовали. Ну а то, что русские поделились с немцами в Сочи своим оборудованием для подготовки лыж, тогда как австрийцы и швейцарцы им в этом отказали, является пикантным дополнением этой чрезвычайно и во всех смыслах показательной истории.
Tags: Германия, Европа, Россия, биатлон, общество, политика, спорт, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments