Corwin (realcorwin) wrote,
Corwin
realcorwin

Спецоператоры

В том вале информации о деле Бычкова, что несколько дней уж как накрыл френд-ленту, обнаружилась ссылка УралИнформ на историю шестилетней давности. История показалась мне заслуживающей того, чтобы вынести её в отдельный пост.

Летом 2004 года среднеуральская Фемида поставила крест на знаменитых спецоперациях екатеринбургского фонда "Город без наркотиков", духовных идеологом которого считается депутат Государственной думы РФ Евгений Ройзман. За несколько последних лет были отсняты километры видеопленки и написаны сотни статей о том, как активисты фонда участвуют в задержании наркоторговцев, атакуют дворцы цыганских наркобаронов и спасают заблудшие души наркоманов. ГБН стал символом эпохи, при этом его отцы-основатели никогда не скрывали дружеских связей со всемогущим ОПС "Уралмаш". Первые акции по борьбе с наркобарыгами "фондовцы" проводили под прикрытием "уралмашевских" боевых дружин, приезжавших в Цыганский поселок Екатеринбурга на джипах с пуленепробиваемыми стеклами.

Одним из направлений деятельности фонда "Город без наркотиков" стало открытие реабилитационных центров. Наркоманов в них не лечили. По мнению Евгения Ройзмана, это не к чему. В своих выступлениях он и его коллеги заявляли: "Наркоман - это чухан, скотина. Его не надо лечить. Потому что наркомания - не болезнь". В результате "забота" о переламывающихся подростках заключалась в приковывании их цепями к кроватям, лишении еды, питья и свободы передвижения.

Деятельность фонда на протяжении всех лет его существования была окутана туманом. Об истинных нравах фондовцев горожане узнали лишь в прошлом году. Оказалось, что те так и не смогли стать законопослушными гражданами. Они между прочим применяли в своей работе насилие, шантаж и давление на следственные органы: 7 февраля 2003 года екатеринбурженка Наталья Ковалева написала заявление в Кировскую районную прокуратуру с требованием возбудить уголовное дело против активистов ГБН Дениса Перцева и Александра Мурзикова. Она сообщила, что обидчики изнасиловали ее. Вот как описана эта нелицеприятная история в частном определении, принятом судьей Кировского районного суда Екатеринбурга Казанцевым С.А.

"5 февраля 2003 года Мурзиков, являясь так называемым понятым в оперативном мероприятии - контрольной закупке наркотических средств, вместе с работниками ОБНОН Кировского РУВД Луканиным и Белоусовым и сотрудниками фонда "Город без наркотиков" Логиновым, Петровым, Сарапийчуком и Боровиковым на их машинах прибыли к дому по улице Уральская, 59, где проживала Ковалева. Мурзиков завел Ковалеву на девятый этаж, где с применением насилия, ударив потерпевшую в лицо, заставил заняться с ним оральным сексом". Затем Мурзиков посадил Ковалеву в свою "восьмерку" и вместе с Перцевым отвез в безлюдное место на улице Пролетарской. Там сотрудники ГБН сообщили пленнице, что, если она не будет "хорошей девочкой", то они подкинут к ней в карман героин и сдадут милиции как наркоторговку. После этого борцам с наркотиками уже ничто не мешало удовлетворять свою животную похоть всеми возможными способами.

С пустыря Ковалеву перевезли в Кировский РОВД, где она провела ночь в камере. На следующее утро ее в сопровождении активистов ГБН по кличкам "Боец" и "Борман" направили в офис фонда. Еще одна цитата из судебного решения: "Борман" предложил психологу задержать Ковалеву в фонде на сутки. Психолог заставила ее написать заявление на имя Е.Ройзмана с просьбой пройти в фонде принудительное лечение от наркомании, хотя наркотические средства она не употребляла вообще. Для устрашения Ковалеву завели в какую-то комнату, где находилась избитая и по пояс голая девушка, привязанная к стульям. Когда заявление было написано, потерпевшую приковали наручниками к батарее, в дальнейшем не давали воды и пищи, не водили в туалет".

Вечером 6 февраля Ковалеву доставили в Кировский РОВД, где разгневанные следователи признались, что доказательств ее вины в сбыте наркотиков нет. 7 февраля она вышла на свободу и первым делом написала жалобу в прокуратуру, обвинив сотрудников фонда "Город без наркотиков" в насилии. Почувствовав угрозу, 25 февраля 2003 года сотрудники фонда вместе с ОБНОНовцами вновь явились на квартиру Ковалевой якобы для проведения контрольной закупки наркотиков. Операция закончилась заключением матери малолетнего ребенка в следственный изолятор, где она провела более года.

Находясь за решеткой, Ковалева узнала, что подозревается в сбыте наркотика "винт" некоему Давтяну С.Д. В суде эта версия рассыпалась. Согласно представленной ГБН "легенде", покупатель договорился о приобретении у Ковалевой дозы, позвонив ей по домашнему телефону. Но из справки Уральской телефонной компании выяснилось, что с 21 февраля по 28 марта телефон Ковалевой был отключен за неуплату. Суд также крайне удивил факт, что ОБНОНовцы при контрольной закупке не провели обыск в квартире Ковалевой. Вещественных доказательств, которыми могли стать применяемые в таких случая меченые купюры, в деле не было. Все обвинения в адрес Ковалевой строились лишь на устных показаниях участников "спецоперации".

На самом деле заключение Ковалевой в СИЗО требовалось для того, чтобы заставить ее пойти на попятную и отозвать жалобу из прокуратуры. Но она продолжала настаивать на своем. Почувствовав, что "отмазать" насильников Мурзикова и Перцева от возмездия не удается, лично Евгений Ройзман пошел на крайние меры. Он пытался оказать давление на заместителя начальника уголовного розыска Кировского РОВД Лазаренко. Будущий депутат Госдумы РФ просил его повлиять на Ковалеву, чтобы она изменила свои показания. Но вмешательство Е.Ройзмана в ход уголовного расследования не помогло: Мурзиков и Перский получили-таки срок за изнасилование.

На днях вступил в законную силу вердикт Кировского районного суда, запрещающий привлечение к оперативным мероприятиям представителей фонда "Город без наркотиков". Их беззаконию положен конец. Сам Евгений Ройзман в разгар судебных разбирательств смог получить мандат депутата Госдумы РФ, обезопасив себя от возможного наказания. Говорят, что теперь он создает движение, которое будет бороться за нравственное очищение российского общества. Методы этой борьбы остаются за кадром.
-----
Update. Начали всплывать и другие статьи, освещающие деятельность "народных паладинов". Пишет idiatullin:

Первый серьезный текст о "Городе без наркотиков" вышел в ноябре 1999 года в журнале "Коммерсантъ", еще не переименованном во "Власть". Потом материалы появлялись широко и регулярно, особенно на местных страницах Ъ - поводы были. Но первым стал вот этот текст Андрея Колесникова, написанный за полгода до книжки про Путина "От первого лица".
Просто вспомнил.

"Лечилово"

"По адресам выезжали уралмашевские бойцы и ликвидировали точки. В городе очень любят рассказывать одну историю. На рынке поймали наркомана, нашли у него дозу, повесили на грудь табличку "Я — наркоман" и долго водили по рынку. Потом спросили, где он берет героин. Наркоманы — разговорчивые люди, и через некоторое время взяли и барыгу. Его тоже привели на рынок, повесили табличку "Я продаю наркотики", сняли штаны, вкололи в задницу несколько шприцев и тоже поводили по рынку. Потом привязали к дереву и оставили на три часа вместе со шприцами. Старухи на рынке били его кошелками. Старики плевали в него. Кого-то стошнило...
— Такое тонкое у нас равновесие, что просто жуть,— делился со мной перед отъездом Женя Ройзман.— Я в нашем фонде представляю Уралмаш, Дюша — Синих, Варов — Центр. Очень хрупкий паритет. И все мы чисты друг перед другом."
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →