Corwin (realcorwin) wrote,
Corwin
realcorwin

От буквы Ж к букве П



Пока экономика Греции быстро и уверенно движется к своему краху, самое время посмотреть, как Греция дошла до жизни такой и куда пойдёт в будущем.

В 1832 году на греческий престол вступил 17-летний баварский принц Оттон. Каких-либо сложившихся государственных структур Греция не имела, и новый король принялся кроить их под себя, заполняя различными фаворитами, а также людьми "спонсоров", в число которых входили его отец, Людвиг I (Баварский), английская корона и банкирская донастия Ротшильдов. Таким образом, с самого начала государственная власть в Греции оказалась в руках кланов, а управлялась страна по указкам от кредиторов. С тех пор прошло много лет, но принципиально ничего не изменилось.

Династии Папандреу и Караманлис правят страной под вывеской политических партий, якобы "левой" и "правой". И ни один выпускник греческого университета, не связавший себя с тем или другим кланом, не может рассчитывать на рабочее место с достойной оплатой. Население себя с элитой практически не ассоциирует, и пока "поколение 700" (700 евро - средняя зарплата выпускника ВУЗа) с ужасом наблюдает за развалом экономики собственной страны, элита продолжает пить кофе за 8 евро чашка.

Греция никогда не должна была стать страной "еврозоны". В её финансовых отчётах Брюсселю правды всегда было столько же, сколько и в словах дельфийского оракула. Реальный дефицит бюджета каждый раз превышал декларируемый в несколько раз. При этом уловки греков были как на ладони: к примеру, военные расходы считались от госбюджета отдельно, но тогда Брюссель это интересовало не сильно. Для той же Германии Греция представляла собой новый интересный рынок сбыта для немецких товаров, а также фактор европейского риска, работающий против чрезмерного усиления евро.

Германии долгое время был выгоден тот экономический дисбаланс в зоне евро, который она во многом сама же и создала. Сохранись в Германии немецкая марка, она бы усилилась многократно, в то же время драхма успела бы многократно упасть. Последнее сказалось бы положительно на конкурентноспособности греческой экономики, тогда как в Германии всё стало бы дороже. Одновременно поднялась бы покупательная способность немцев, а у греков она бы стала меньше. Германия, "чемпион мира по экспорту", стала чемпионом, во многом, благодаря евро, а ещё благодаря "экономическим грешникам" из евро-юга.

Реальные зарплаты немцев падали все последние годы, расходы немецких фирм на своих сотрудников стабильно держались на одном уровне. В других менее производительных европейских странах (в той же Греции, Испании или Португалии) они росли, и ещё больше росли зарплаты местных трудящихся, достигая почти немецкого уровня. Таким образом, Германия, занимаясь демпингом зарплат внутри собственных границ, как вампир высасывала деньги экспортом из своих соседей.

В такой ситуации выйти бедным странам из долговой ловушки практически невозможно. Мировой кризис сделал положение этих стран ещё более сложным: доходы госбюджета стремительно сократились, а расходы возросли. Из сложившейся ситуации существует несколько сценариев выхода, один другого хуже. Рассмотрим их ниже.

Сценарий 1. Тормози!

Греческое правительство выбирает путь жёсткой экономии, "закручивает все гайки", повышает возраст выхода на пенсию, сокращает пенсии итд. итп. Но даже если всё произойдёт именно так, эффект от "шоковой терапии" вряд ли поможет найти необходимые Греции средства здесь и сейчас. К тому же чиновники, пенсионеры и безработные, получающие меньше денег, чем раньше, и тратить начнут меньше, чем раньше. Соответственно, начнут падать сборы от НДС и налогов, собираемых с предприятий. В средне- и долгосрочный перспективе ситуация только ухудшится. Следствием станут политические волнения и поток мигрантов из Греции в другие страны Евросоюза.

Сценарий 2. Банкротство.

В этом году Греция собиралась продать гособлигаций на сумму в 53 миллиарда евро. Проблема тут даже не в том, чтобы найти покупателей, а в том, сколько за это придётся заплатить. При размещении последнего пока пакета гособлигаций в объёме 8 миллиардов евро сроком всего на 5 лет Греция вынуждена была согласиться на 6,1%. Это в два раза больше, чем, скажем, стоят немецкие гособлигации. Другого выхода, однако, у Греции нет: очередные 8,5 млд евро нужно будет выплатить в мае, а в казне пусто.

Банкротство государства не равно банкротству фирмы, это не конец. "Нормальное" банкротство государства сопровождается гиперинфляцией, обусловленным ею экономическим кризисом и потерями кредиторов. Но евро - не только греческая валюта, и свалиться в гиперинфляцию Греция тоже не может, так как не определяет собственную валютную политику. Банкротство Греции будет означать банкротство и конец греческих банков, которые держат (или управляют в интересах клиентов) значительную часть госдолга.

Волна от падения Lehman Brothers покажется "барашком" по сравнению с волной, которая незамедлительно побежит от Греции в сторону Испании и Португалии. Как только станет ясно, что ЕС позволяет банкротство собственных стран-участниц, кто ещё станет покупать испанские или португальские бумаги? "Эффект домино" практически запрограммирован, а значит, деньги Европа будет находить до последнего.

Сценарий 3. Продаётся страна. Недорого.

Чемодан, который Европе слишком тяжело нести, есть смысл выбросить. МВФ, в котором тон задают американцы, Грецией, однако, вряд ли заинтересуется. Греция - страна в экономическом плане несуверенная, и те реформы, которых от своих подопечных требует МВФ, провести, связанная маастрихтскими соглашениями, не сможет. Для этого Греция должна выйти из Евросоюза. Но для ЕС это стало бы катастрофой: разве может претендовать на значительную роль в мире тот, кто не способен позаботиться даже о самых маленьких своих членах?

Другим "спасителем греческого отечества" мог бы стать Китай. Греческое министерство финансов уже проводило переговоры с гигантским китайским госфондом SAFE, управляющим резервами в 2400 миллиардов долларов. За помощь китайцы попросили крупнейший банк Греции - National Bank of Greece, и тогда греческому руководству это показалось слишком большой уступкой. Не стоит забывать, что среди покупателей греческих гособлигаций имеются и китайские организации, и банкротство Греции - последнее, чего желают китайцы.

Сценарий 4. Прощай, еврозона.

Проблема Греции зовётся евро. Единая валюта хороша там, где похожи экономические показатели и проводится согласованная экономическая политика. Если у крупных европейских стран нет желания помогать Греции финансово (вроде помощи Запада Германии Востоку), для Греции будет лучше покинуть еврозону и начать сначала. Заплатить за новое начало придётся греческому населению: собственная валюта сразу же обесценится, импорт подорожает, правда, удешевеет экспорт. Оказаться на уровне Польши или Венгрии (т.е. там, где без введения евро и была бы Греция) - не самый плохой вариант.

Сценарий 5. Ultima ratio - инфляция.

Если ЕС постарается удержать Грецию и от банкротства, и от вылета из еврозоны, то значительных денежных вливаний не избежать. Но спираль долгов в этом случае будет раскручиваться всё сильнее: под тяжестью долга Германия рухнет последней, но вряд ли ей от этого будет легче. Таким образом, единственное средство, которое остаётся Европе, это общеевропейская инфляция, которая "сожрёт" долги. Прекрасный выход для тех, кто не делал накоплений.
Tags: Германия, Европа, общество, политика, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments