Corwin (realcorwin) wrote,
Corwin
realcorwin

Categories:

Теория консерватизма

Лет пять назад в ЖЖ я активно отстаивал и объяснял консерватизм, который в то время ассоциировался у многих (да и сейчас дела обстоят не намного лучше) главным образом с консервами. Идея консерватизма пробила, однако, себе дорогу к умам власти, а значит есть не только повод для радости (моей, по крайней мере), но и повод вспомнить несколько цитат о консерватизме из тех "исторических" дискуссий.

Девиз консерватизма:

Сохранять, изменяя!

Задача консерватизма:

Отстаивать "право особенного" против абстрактного универсализма. В этом отличие консерватизма от либерализма и социализма с их универсальными методологиями и единственно верными для всех системами координат.

Консерватизм и перемены:

Консерватизм — не традиционализм и не охранительство. Еще отец консервативной мысли Эдмунд Бёрк в 18 веке писал "Я не буду отрицать, что наше государственное устройство может иметь изъяны и что их необходимо исправлять, когда они обнаруживаются…".

Можно вспомнить консерватора Бенджамина Дизраэли, перевернувшего политическую систему Англии, или Бисмарка, или "неоконсервативные революции" Тэтчер и Рейгана, да и многое еще.

Консерваторы тоже являются сторонниками перемен: спор лишь о том, какие перемены желательны, куда они должны вести и какими методами их нужно проводить.

Подробнее о консерватизме:

Говоря о консерватизме нельзя не вспомнить о либерализме. Либерализм — современное политическое течение, вышедшее из Просвещения как определенного политического и идеологического учения, ставшего в XVIII веке доминирующим в Европе и материализовавшегося во Французской революции и последовавших за ней общеевропейских потрясениях. Базируется на идеях "общественного договора", "неотчуждаемых прав человека", "верховенства разума" и прочих аксиом Просвещения.

Некоторые основания, закладывание которых в период либеральных революций было специфической программой либерализма (конституционализм, разделение публичной и частной сфер, гражданские и политические свободы и т. д.) были позже восприняты и другими политическими течениями. В том числе и консерватизмом.

Консерватизм — политическое течение современности, вышедшее из романтизма. Может быть радикальным и даже "революционным", однако это не меняет того, что в сущности он был и остается анти- или контрреволюционным течением. Он не является традиционализмом, а выступает за продуктивную динамику современного общества.

Консерватизм является анти-фундаменталистским течением, ибо антиутопический реализм — важнейшая установка консервативного мышления.

Консерватизму присуща установка на историзм: ни одно явление нельзя осознать, игнорируя его историю.

Консерватизм родился как ответ на либерализм эпохи Просвещения и его можно назвать "опозиционным течением". Возникший для исправление ошибок либерализма или восполнения его "односторонности", консерватизм по сути является либеральным консерватизмом, выполняя роль корректирующего оппонента.

Консерватизм оппонирует и социализму, которому также, как и либерализму, свойственен универсализм и вера в "единственно верное учение" как руководство к "единственно верному практическому действию".

Универсализм либерализма вытекает из того, что консерватизм называет "гордыней разума" — "вера в способность людей посредством разума постигать "истину" общественной жизни и благодаря этому — устанавливать "правильные", то есть соответствующие разуму, формы устройства общества.

А если разум способен открыть то, что является "правильным" и "лучшим" для природы "человека вообще", то такие открытия не могут не иметь универсального значения для всего человечества и должны быть воплощены в жизнь везде. Это делает либерализм (и на иных основаниях — социализм) миссионерским учением.

Либерализм обычно гордится тем плюрализмом общественной жизни, который он допускает (в рамках концепции толерантности) и даже в известном смысле поощряет. Но мы уже знаем: как учение о разуме либерализм допускает и поощряет лишь то, что отвечает его "универсальному" понятию разума. Все остальное не допустимо — это предрассудки, заблуждения, фанатизм (излюбленное слово просветителей). То, что не прошло тест на либеральную разумность, существует в либеральном "царстве разума" лишь на правах "реликтов минувшего", подлежащих рано или поздно устранению. Социалистический аналог этого, проходивший под рубрикой "родимые пятна прошлого", отличался лишь ассортиментом "преград на пути прогресса".

Либеральный плюрализм, таким образом, оказывается однообразным, "причесанным" на либеральный манер.

Либерализму присуща вера в существование неких общественных сил, которые в своей практической деятельности руководствуются не собственными частно-групповыми интересами, а как бы чистыми идеями разума, что бы под ними ни понималось. Если в социализме пролетариату могут приписывать радение за всех угнетенных и готовность созидать общество без эксплуатации и неравенства, то в либерализме — зачислять в актив так называемых средних классов столь же бескорыстное стремление к демократии и рынку "как равным для всех правилам игры".

Против этих "иллюзий" либерализма консерватизм выдвигает следующие соображения. Разум не обладает самодвижением, подобно тому, которое демонстрировал барон Мюнхгаузен, вытаскивая себя за волосы из болота. Разумом движут страсти и интересы людей, причем людей определенной эпохи и культуры, а не "человеков вообще". Поэтому разумом всегда считается то, что разумно для этих конкретных людей, с их точки зрения и ни с какой другой. Эти же люди всегда принадлежат к определенной традиции, которая формирует их страсти и интересы, в свою очередь определяющие то, что считается "здесь и сегодня" разумом. Поэтому неверно сказать "как утверждали просветители", что разум вообще противостоит традиции вообще, представляющейся при таком противопоставлении лишь суммой предрассудков и заблуждений. Нет, разум всегда есть разум данной традиции и культуры.

Но что, если открыть универсально "правильное" для многообразных исторически сложившихся сообществ людей нельзя, если сама природа человека — в той мере, в какой она важна для политики, — определяется конкретными традициями и культурой? Не следует ли тогда, руководствуясь благоразумием, перенести внимание с универсального на особенное, на то, что в действительности обусловливает жизнь тех или иных обществ? О консерватизме в целом можно сказать то, что крупнейший канадский философ Чарльз Тейлор сказал о немецком романтизме: его пафос — отстаивание "права особенного" против абстрактного универсализма Просвещения.

Среди важнейших "генетических" параметров консервативной политики — экспериментальный метод "проб и ошибок", противостоящий доктринальным методам либералов и социалистов, стремящихся реализовывать идеи и модели (неважно — бесклассового или рыночного общества). Это ориентация на благоразумие — в отличие от приверженности "верному учению". Это мышление в категориях "сегодняшнего дня", а не "светлого завтра". Это тот реализм, который признает неустранимость из политики насилия, неравенства, господства элит, но пытается удержать их в "приемлемых рамках". Такой реализм ошибочно отождествлять с безнравственностью. У него есть своя этика, формула которой — "минимизация зла". Она нравственна потому, что формула "искоренение зла" при ее практическом воплощении приводит к слишком безнравственным непредвиденным следствиям.
Tags: история, общество, политика, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments