Corwin (realcorwin) wrote,
Corwin
realcorwin

Испания - 17 (Принцесса Эволи)



Некоторое время назад antoin анонсировал у себя замечательный исторический фильм — "Заговор в Эскориале", он же "La Conjura de El Escorial", с Джейсоном Азексом, Джулией Ормонд и кучей прочих испанцев (трейлер). dmsh перевела субтитры к фильму на русский язык. Ну а я тогда напишу несколько слов про одну из главных героинь сего действа — принцессу Эволи.



Сейчас уже никто не скажет точно, как принцесса потеряла глаз. Официальная версия рассказывает о несчастном случае на охоте или во время фехтования с одним из пажей. Есть, однако, мнение, что принцесса просто могла быть косоглазой.

Она вышла замуж совсем юной — за Руя Гомеса де Сильву, фаворита Филиппа II, и за 14 лет супружеской жизни стала настоящей матроной большой семьи. Гомес, человек тактичный, умел обуздывать свою властную жену, но время от времени у неё случались вспышки гнева — особенно в отношениях со святой Терезой, которая была в определённом смысле ничуть не менее деспотичной. Можно вспомнить, в частности, как святая Тереза приехала в Пастрану, чтобы основать там женский монастырь.

Принцесса держала себя очаровательно и убедила святую Терезу показать ей рукопись "Моей жизни" — разумеется, в строжайшем секрете. Потом книга пошла по рукам во дворце, и, поскольку некоторые из переживаний святой казались фантастическими людям без всякого опыта духовной жизни, над Терезой стали насмехаться за спиной, и, куда хуже, кто-то сообщил инквизиции, что на книгу стоит обратить внимание. Всегда готовая обрушиться, словно кузнечный молот, на самозванных святых и истеричных монахинь, инквизиция приняла дело к рассмотрению, и, как иногда говорят (ошибочно), расследование задержало публикацию на десять лет. На самом деле инквизиция не нашла в книге признаков ереси, и сама святая Тереза оставила её у инквизиторов для пущей безопасности: пока рукопись не понадобится, чтобы снять копию для других монастырей.

Тем не менее этот инцидент не способствовал тёплым чувствам между двумя женщинами, и когда принцесса начала помыкать кармелитками в Пастране и изводить их, святая Тереза чрезвычайно разгневалась. Принцесса не останавливалась ни перед чем, чтобы получить желаемое. Возгоревшись добыть для монастыря статую неоспоримой и испытанной святости, она, говорят, выкрала священное изваяние Пресвятой Девы Подземелья из часовни замка Сорита в Эстремадуре. Принцесса завернула статуэтку в белую ткань и унесла её в сумке. Подобные действия не могли не привести к разрыву между святой Терезой и принцессой: разрыв случился, когда принц Эволи умер, и в первом порыве горя вдова решила стать монахиней в своём собственном монастыре. Кармелитки пришли в ужас от мысли о столь знатной новенькой. "Принцесса — монахиня?!" — воскликнула настоятельница. — Тогда, полагаю, сей дом обречён". Она оказалась хорошей пророчицей: принцесса перевернула монастырь с ног на голову. Она настаивала на том, чтобы к ней обращались, титулуя, и ожидала, что монахини будут прислуживать ей на коленях. После нескольких месяцев беспорядков святая Тереза послала двух монахов в Пастрану с приказом закрыть монастырь, а монахинь перевезти в Сеговию. Гнев принцессы был так силён, что поезду из пяти экипажей с монахинями пришлось украдкой выезжать из Пастраны в полночь, чтобы избежать ярости властительницы.

Принцесса вернулась в мир — и с головой погрузилась в политические интриги. Об этом, собственно, и сняли фильм, но в нём всё случится не совсем так, как случилось на самом деле, так что я продолжу. Принцесса заключила союз, который мог быть и сугубо деловым (но вряд ли ограничился лишь этим), со статс-секретарём короля Филиппа Антонио Пересом. Это был человек, добившися успеха собственными силами, он обладал выдающимися способностями и был совершенно лишён нравственности — надушенный денди, посвящённый во все тайны Эскорила. Он мог влиять на решения короля. Перес и принцесса настолько погрязли в опасных интригах, что настал момент, когда они поняли: для сохранения безопасности придётся убить человека, которому известно об их проделках, — Хуана де Эскобедо, секретаря дона Хуана Австрийского. Перес искусно наушничал королю, и без того склонного к чрезмерной подозрительности, и убедил монарха казнить Эскобедо по обвинению в государственной измене. Сейчас такие убийства известны как "устранения", но в XVI веке их именовали "экзекуциями", и король, отдававший приказ о казни — а это было обычным делом, — не испытывал затруднений с получением прощения и отпущения грехов от церкви.

Самое интересное в убийстве Эскобедо — топорность исполнения. В наше время повсеместно распространено заблуждение, что яд, который можно бросить в кубок с вином или впрыснуть в апельсин, в XVI веке было столь же легко добыть, как аспирин в нынешнем, — но ничего подобного. Для начала убийцы послали человека в Мурсию собрать ядовитые растения, потом изготовили отвар и опробовали его на молодом петушке. Птица осталась невредимой. Тогда убийцы подлили "водичку" Эскобедо, но ему, как и петушку, ничего не сделалось. Они попытали счастья с порошком, от которого жертва только заболела. Наконец, потеряв терпение, заговорщики решили прибегнуть к кинжалу. И снова — можно было бы подумать, что кинжал и наёмного убийцу, который воспользуется оружием, не составляло труда найти на каждом углу старого Мадрида; увы — и это было не так. Один из заговорщиков отправился в собственные владения, чтобы найти друга, имевшего стилет "с очень тонким лезвием", а остальные поехали в Арагон нанимать головорезов. В конечном счёте Хуан де Эскобедо был заколот ночью на мадридской улице, когда возвращался домой.



Сплетни сразу же связали Переса и принцессу с этим преступлением. Король скоро узнал, что Перес лгал ему об Эскобедо и выманил разрешение на "экзекуцию" невиновного. Филипп тут же велел арестовать Переса и принцессу. Перес был обвинён в убийстве, но ухитрился бежать во Францию, а позже в Англию, где подружился с Фрэнсисом Бэконом. Он имел огромный успех в обществе и — странно сказать — стал пионером зубной гигиены в том веке, когда почти каждый старше сорока был беззубым. Перес страстно увлекался духами и лосьонами, каковые обычно смешивал сам, и его полоскания для зубов, а также зубочистки и перья, которыми он чистил зубы, пользовались огромным спросом среди французской аристократии. "Зуб дороже бриллианта" — такова была одна из его поговорок: ею не пренебрегли бы и современные производители зубных паст, а некоторые современные зубные врачи даже воплотили поговорку в жизнь. В конце концов Перес умер в одиночестве и забвении — как многие из испанцев на чужбине.

Принцесса Эволи последние тринадцать лет жизни провела в комнате дворца, в котором она когда-то жила в королевской пышности. Её комната запиралась на замки и засовы, окна — на железные запоры, и бедная женщина общалась с тюремщиками через решётку, как в монастыре.



Её муж был близким другом короля, а сама принцесса служила фрейлиной у юной королевы Испании, Елизаветы Валуа. Однако никакие воспоминания о былом не смягчили сердце короля. Он оставался глух ко всем мольбам. Даже могущественные родственники не могли просить за принцессу. Создаётся ощущение, что её грехи были куда тяжелее, чем утвержается в сохранившихся свидетельствах.


Tags: Испания, история, кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments