November 5th, 2016

Кот-прун

О голодных бразильских шаперонах


Адвокат Пацев, благодаря которому многих российских спортсменов МОК был вынужден допустить к Играм в Рио, разбирает отчёт ВАДА о её работе на Олимпиаде.

Обратите внимание на раздел 4.2 («The Rio 2016 Pre-Games Intelligence Taskforce») – там про подготовительную, «разведывательную» работу новой спецгруппы. В эту группу вошли (не поверите!) «абсолютно независимые» представители все тех же «особо продвинутых» национальных антидопинговых организаций – США, Великобритании, Австралии, Дании, Японии и ЮАР. Последняя, видимо, затесалась случайно, так как нужен был один представитель от Африки (для полного букета со всех континентов), и желательно англоговорящий.

Эта группа проводила «разведку» и как-то определяла, кого из спортсменов надо тестировать, а кого и не очень. Таким образом «вычислили» 1333 «высокорисковых» спортсмена. Но полностью протестированы (кровь, моча) оказались менее 40 процентов из этих спортсменов, а в отношении трети всех этих людей допинг-контроль вообще не осуществлялся – федерации проигнорировали требования спецгруппы (трубку не брали или на запросах демонстративно и цинично селедку резали – не уточняется).

Еще интересная цифра – 4125 спортсменов из 11470 допущенных на Игры (по состоянию на 24 июля 2016 года) ВООБЩЕ не сдавали допинг-тесты в 2016 году. Ну, как-то как получилось... Вот у Юлии Ефимовой только за две недели с конца февраля по начало марта 2016 года взяли шесть проб, и потом ещё регулярно наведывались и в соревновательный, и во внесоревновательный период. Или, к примеру, нашим легкоатлетам Международная ассоциация легкоатлетических федераций установила (конечно, задним числом, чтобы было интереснее!) критерий по обязательному тестированию, причем за границей. Примерно то же самое для наших гребцов сделала другая международная федераций. А кто-то вообще не сдавал проб в олимпийский год, и таких спортсменов – больше трети от всех участников Игр, Карл!

До запланированных значений по взятым в ходе Игр пробам так и не удалось дотянуть (см. раздел 6.5). По паспортам крови работу вообще можно считать проваленной: вместо запланированных 450 проб взяли 47 (чуть больше 10 процентов). При этом, у более чем 600 спортсменов пробы на Играх брали не реже двух раз, а спортсменов, которых тестировали один раз – 2600 с хвостиком. То есть, всего подверглись тестированию на Играх лишь 28,62 процентов всех участников.

Collapse )