December 26th, 2012

Real Corwin

Святая рациональность

Моя свежая статья в "Свободном мире" про то, насколько прагматичны и рациональны действия США по сдерживанию России, которые в России совершенно незаслуженно кажутся истеричными и иррациональными.

Liberty.ru
Зачем янки акт Магнитского?

Дмитрий КОГАН: Посмотрел я недавно программу, где тележурналист Максим Шевченко беседовал с тележурналистом Алексеем Пушковым. Чинная беседа двух хорошо разбирающихся в политике людей. И тут речь зашла об отношении Америки к России. В попытках это отношение объяснить были упомянуты истеричность, иррациональность, "пережитки Холодной войны" и так далее. Нет, без эмоций и чувств, без ненависти, ясное дело, не обходилось, не обходится и не обойдется. читать далее



Посмотрел я недавно программу, где тележурналист Максим Шевченко беседовал с тележурналистом Алексеем Пушковым. Чинная беседа двух хорошо разбирающихся в политике людей. И тут речь зашла об отношении Америки к России. В попытках это отношение объяснить были упомянуты истеричность, иррациональность, "пережитки Холодной войны" и так далее. Нет, без эмоций и чувств, без ненависти, ясное дело, не обходилось, не обходится и не обойдется. Уж на что жажда нажиться на вступившей в ВТО России была огромна и просто заставляла американских парламентариев отменить поправку Джексона-Вэника, но сделать это, не подсластив для себя пилюлю, было просто выше нервных американских сил - и вот к отмене одной поправки привязывают (ох уж эти привязки!) принятие другой - акта Магнитского. Но в эмоциях ли дело?

Госсекретарь Хилари Клинтон открыто говорит о сдерживании России. Мол, всё для этого делаем и будем делать. И снова все российские комментарии строятся по принципу "от возвышенного к повседневному". Мол, вы же понимаете, Клинтон уходит в политику, у Клинтон выборы, избирательная риторика. Но позвольте, когда те выборы? Только успели Обаму избрать. Можно было пока и промолчать. Понятно, что человек, хотя и дипломат, считает себя в силе говорить всё, что думает (этакая дипломатия без дипломатии). И так же понятно, что вряд ли дело в желании лишний раз потрафить массовому сознанию американского избирателя. Хотя уже то, что сознанию этому можно потрафить фразами вроде той, что сказала Клинтон, знак нехороший.

Но если дело не в эмоциях, и не в сиюминутных (внутри-)политических выгодах, в чём же дело? Дело в доктрине, принципе существования и развития американского государства. Если бы США желали, например, всего лишь выращивать цветы на своём родном континенте, это было бы одно, но США желает доминировать во всём мире, быть гегемоном. Быть гегемоном – это и приятно, и интересно, а в последнее время – это ещё и единственный выход для США не обрушить свою собственную экономику. То есть и захотел бы соскочить – не соскочишь.

С гегемонией, однако, по определению есть проблема: гегемонов не может быть два или больше. Как когда-то сформулировали Олди, правда, по другому поводу и с другим подтекстом, "герой должен быть один". Либо я веду машину, либо ты, либо мы толкаем её вместе, но тогда мы - не водители.

Какое самое первое и очевидное следствие из этой "игры с нулевой суммой" для страны, желающей стать гегемоном и быть им как можно дольше: главным конкурентом является та страна, которая ближе других подобралась к силе и влиянию твоей страны, или способна сделать это в потенциале. Эту страну нужно сдерживать, или, говоря по-простому, давить.

"Реал" болеет против "Барселоны", "Барселона" болеет против "Реала". Ну, или, как знает любой игрок в компьютерные стратегии, со слабаками можно погодить, никуда не денутся, а выносить по возможности нужно самого сильного конкурента, пока он не стал ещё сильнее и не вынес тебя. То есть в игре он-то вынесет тебя точно, а в жизни, может, ему этого будет не нужно, но кто ж захочет проверить это себе? Англосаксы, судя по себе, точно не захотят?

Итак, стратегия ясна. Нужно лишь определиться со страной, достойной премиум-сдерживания. Задача, с которой справится и младшеклассник. Можно даже на глобус не смотреть. Там, конечно, стран можно найти много, но всё – либо сателлиты США, либо государства, вообще не стоящие разговора.

Кто-то назовёт Китай?.. Но главный ли это конкурент? Самый опасный ли? Во многотысячелетней своей истории при всём богатстве политики внутренней, политикой внешней Китай запомнился не так сильно. Китай мыслит столетиями, а значит с ним всегда есть возможность договориться, "поделить" территорию во времени: мы согласны на ваше первенство, но давайте через тысячу лет, вы же никуда не торопитесь? А уж к тому времени или ишак, или шах... Это вообще очень англосаксонская черта – решать проблемы по мере их поступления: создали Талибан для решения советской проблемы, решили проблему, потом сам Талибан стал проблемой, разобрались, как смогли, с Талибаном, теперь Талибан снова "лепший сябр" но уже китайскую экспансию тормозит.

Опять-таки Китай, чьё основное население живёт в нижнем течении трёх главных рек, чрезвычайно уязвим даже для обычных средств поражения. При большом желании проблему усиления Китая можно решить и так.

Совсем другое дело – Россия. Collapse )