March 10th, 2010

Real Corwin

Заметки о прошедшей Олимпиаде – 3: Казус Плющенко

Третья часть заметок: на "Новых хрониках" - "Казус Плющенко" или здесь ниже.

И всё-таки что же это было: судейская система, судейская предвзятость, случай?.. Попробуем разобраться...

По окончанию мужского олимпийского турнира фигуристов с критикой его результатов выступил замечательный спортсмен канадец Элвис Стойко. Удивительное дело, но именно наши журналисты тут же придумали унижающую Стойко мотивировку его поступка: "Канадец когда-то хорошо прыгал - значит, он за прыжки!" Мотивировка примитивная и притянутая за уши. Да и не о прыжках Стойко пишет, если прочесть его внимательно и полностью. Он пишет о том, что Лайсачек просто худший фигурист, чем Плющенко.

А сам Стойко был великий фигурист. Слава богу, трёхкратный чемпион мира. Который ни разу не выиграл Олимпиаду. И чтобы опередить такого фигуриста, как Стойко, нужно было быть величайшим.

Если я Стойко и знаю, что для победы на Олимпиаде нужно быть уровня Плющенко, я могу спать спокойно. Потому что я знаю, что я не Плющенко. Когда-то я сделал для победы всё, что мог, но я не он. А если я Стойко и знаю, что для победы на Олимпиаде достаточно быть Лайсачеком, то я, Стойко, лузер и неудачник. И это больно...

Любопытно, что основная масса российских журналистских рассуждений, почему проиграл Плющенко, свелись к дискуссии достаточно ли одной сложности для победы, или надо ещё уметь красиво кататься. Большей несправедливости по отношению именно к Плющенко трудно даже предположить. Почему так произошло - очень важный вопрос. Но сначала несколько слов о дурацком противопоставлении артистизма технике. Наиболее одизный опус на данную тему был написан журналистом Порошиным.

Что является плюсом для любого журналиста? Конечно же, интересные мысли. Интересные мысли - это замечательно! Проблема, однако, возникает тогда, когда эти мысли не рождаются из фактов, а происходит обратное: сначала появляются мысли, а потом под них подгоняются факты. Точнее даже так: придумывается что-то умозрительное; и нет бы это в таком виде опубликовать; но вместо этого автор ждёт информационного повода и, когда такой случается, радостно выплёскивает на читателей поток своего сознания, а уж насколько повод с мыслями пересекается - неважно.

Уверен, Порошин уже давно хотел написать, что "попса-шансон-блатняк", короче, условный "Корнелюк" Плющенко - это плохо, а условный "Бах" (ну или Римский-Корсаков с Рахманиновым, что были у Лайсачека) - хорошо, но огромная у него была проблема - Плющенко всё выигрывал. А тут один раз не выиграл - ура! пригодилась заготовка, не умрёт вместе с автором.

Одна вот незадача:

оценки Лайсачека за Performance / Execution - 8.50, Choreography / Composition - 8.35, Interpretation - 8.40;

оценки Плющенко за Performance / Execution - 8.80, Choreography / Composition - 8.20, Interpretation - 8.75.

И проиграл Женя более низкими оценками за исполнение своих прыжков.

А "убрали" Плющенко в короткой программе. Именно компонентами. И в этой короткой программе он как раз исполнял классический Concierto de Aranjuez.

Так вот, в фигурном катании всегда оценивалось и техника, и артистизм. И у Плющенко со вторым проблем никогда не было и нет. На Олимпиаде в Турине судейская система уже была "новой", но судили там Евгения совсем по-другому, не по-ванкуверски. Так, как и полагает судить звезду мирового спорта, возможно, наиболее талантливого и одарённого фигуриста за всю историю фигурного катания. Как именно? Примерно так, как судили на этих Играх кореянку Ю-На Ким, опередившую остальных фигуристок с огромным отрывом (а будь у неё возможность исполнить программу по мужским правилам, она бы и мужчин опередила). У нее с Плющенко даже есть что-то общее: внешне лёгкое, неземное исполнение прыжков, тогда как в исполнении других элементов (включая пресловутые связки, речь о которых впереди) есть у неё конкурентки, что ей не уступят.

Плющенко в Турине - гений, у которого после ухода Ягудина, не осталось соперников. Плющенко - и все остальные. А потом он ушёл. Мужское фигурное катание потихоньку себе деградировало. Не можешь летать - так хоть ползи красиво. Вместо исполнения элементов, покорявшихся отдельным редким личностям, упор стал делаться на более качественное исполнение того, что может сделать пятьсот человек. Множество спортсменов, их тренеров и чиновников от спорта успели составить свои планы на грядущую Олимпиаду. И тут грянул гром - Плющенко вернулся!

Тут нам не обойтись без лирического отступления. Просто чтобы понять, кому, как и почему помешало возвращение ушедшего было на покой чемпиона. Collapse )