July 21st, 2009

Кот-прун

Девочка с хрустальными волосами

Всё-таки это очень здорово, что все мы такие разные: в оценках, суждениях, вкусах. Сергей Лукьяненко отрецензировал в своём жжурнале "Астровитянку" Горькавого не без значительной доли скепсиса, а я вот прочитал оба первых романа с огромным удовольствием, какого от чтения давно уже не испытывал, и жду теперь продолжения, как жду, наверное, только нового Мартина да свежего Майлза Форкосигана, если Буджолд всё же решит им разродиться.

Рецензию Сергея можно прочитать здесь:

Девочка, с которой все уже случилось, или Девочка не с Земли

Ниже мой комментарий на эту рецензию:

Не столько комментарий даже, сколько собственное мнение об указанных плюсах и минусах.

Collapse )

Несколько персональных сантиментов под конец. Мне очень нравится, как выстроена книга. Видно, что автор преследовал далеко идущие цели, и видно какие. Везде расставлены всевозможные крючки: "о! этот Перри Мейсон был какой-то крутой парень!" — и подросток побежал искать книги Гарднера, "да и Бишоп крутая герла!" — и вот уже ребёнок подсел на капитана Блада, а лиха беда начало! Есть крючки для физиков, для химиков, для биологов... Удивительная всеобъемлющая работа... Что в итоге? Знаменательный приключенческий научно-фантастический роман о любви и дружбе, написанный смачно и со знанием дела — чего ещё желать? :)


Ну и в заключение будет, думаю, уместным дать слово автору обсуждаемой книги, точнее его литературному персонажу, профессору Гуслик:

Последняя книга профессора Гуслик «Зимний дождь» стала лунным бестселлером, побила годовой рекорд продаж, и Джоан, растерянную и невозмутимую, пригласили на тиви-интервью. Все студенты собрались вокруг большого аудиторного экрана — послушать беседу с колледжским профессором литературы. Вёл передачу в прямом эфире известный обозреватель книг Кадавр, обаятельный и хищный, но вопросы задавались и зрителями.

— Как вы относитесь к восторженным откликам на свою книгу?

— С опасением. От похвал человек глупеет.

— Почему в ваших книгах герои не умирают?

— Читательскую слезу выжать, убив героя, каждый дурак сможет.

— Но врагов и конфликтов у вас много!

— Книге нужны враги. Жизнь книжного героя во сто крат сложнее, чем жизнь обычного человека,— на то он и герой.

— Герои-мужчины у вас сентиментальны.

— У героинь две женские икс-хромосомы, но и у героев есть одна. Мужчины тоже плачут, но боятся признаваться в этом, бедняги.

— Что вы понимаете под счастьем?

— Победу над одиночеством.

— В ваших произведениях часто мелькают бабочки.

— Бабочка — удивительное летающее создание: бесшумное и какое-то не от мира сего. Не сравнить с деловыми птицами, хищными стрекозами и всякими мухами.

— Зачем вы работаете в Колледже, а не организуете свою писательскую фирму?

— Сборник студенческих работ я ценю больше, чем собственные книги. Это не сборник, а грядка ростков. Я в Колледже — садовник. Лесник?

— А вы не думаете о стезе детского писателя?

— Думаю! — оживилась Гуслик.— Я разговаривала с одним умным человеком... и меня как озарило: писать книги для взрослых — это очень инфантильное занятие! Придумывать истории для скучающих людей, развлекать, корчить рожи... Фу! Вот детский писатель — это да! Самая взрослая и трудная работа.

Collapse )