Corwin (realcorwin) wrote,
Corwin
realcorwin

Category:

Об ответственности перед собственной совестью

mike67:
[В деле приёмного отца мальчика] не совсем ясно насчет срока. Выявились любопытные аспекты западного общественного сознания. A mistake is not a crime, где понятие ошибки трактуется столь широко, что практически снимает с человека ответственность за его поведение в тех случаях, когда закон не предписывает строгого порядка действий. Если хотите - на мой взгляд, любопытно. Не знаю, насколько этот подход распространен, но он симптоматичен.

realcorwin:
Весьма симптоматично, да. Если в человеке ответственность никогда и не ночевала, то и взять с него в плане ответственности нечего. Логично. У бедняка нет денег? Тоже мне преступление!

mike67:
Я в последнее время замечал такую странную штуку - для западного человека, похоже, действительно не существует такого понятия, как ответственность перед собственной совестью * (для наших, впрочем, тоже много чего не существует, но это сейчас не важно). То есть единственным фильтром для поступка является юридический запрет. Я говорю не о глобальных вещах, типа бомбардировок Югославии (чтоб не смешивать с политикой), а об уровне ежедневного существования. Люди с очень высокой культурой общения (их вежливость и дежурные улыбки для нас до сих пор в диковинку) могут со спокойной душой совершать самые дикие поступки в зонах, не контролируемых законом или правоприменительной практикой.

realcorwin:
Одно из главных правил автолюбителя в Германии: чтобы не случилось, даже если ты устроил аварию и убеждён на 100% процентов, что это твоих и только твоих рук дело, НИКОГДА и НИ ЗА ЧТО не признавай открыто (сбежавшимся зевакам ли, приехавшей на место происшествия полиции ли) свою вину. Это не твоё дело. Это дело и забота адвокатов.

mike67:
Да, это понятно. Обычное юридическое правило становится нормой жизни в ситуации, когда вся жизнь мыслится сетью юридических казусов.
Вспомнил. Я недавно написал текст об этих вещах. Правда, довольно пространный.

Кстати, об отличиях (а то тут один западный человек прочитал мой комментарий про совесть и обиделся за весь Запад): в России противоположное отношение к праву. Юридические нормы признаются по сути только тогда, когда являются интуитивно понятными, то есть когда не противоречат традиционной морали. Мой любимый пример - коллективная уверенность в том, что президент обязан вмешаться в решение Верховного суда ради хорошего человека (письмо по поводу "новгородского дела" - не знаю, подписывали Вы его или нет). Или, скажем, я, активно пользуясь пиратской продукцией, в принципе могу представить себе русского, который этого принципиально не делает, но не могу представить, чтобы он считал это грехом, чем-то вроде кражи серебряных ложек в гостях. Просто нарушением закона. Закон в нашем представлении должен следовать за моралью, а не предшествовать ей, он должен лишь дополнять мораль, а где можно - просто не вмешиваться (почему у нас вызывает оторопь юридическая зарегулированность семейных отношений на Западе). Или, например, у нас, среди тех, кто считает гомосексуализм грехом, лишь немногие сожалеют об отмене соответствующей статьи в УК. В западном же понимании отдельного от закона греха нет. Насколько я понимаю, там не считается зазорным поставить власти в известность о мелком нарушении закона твоим соседом. В нашем же представлении такой доносчик, хотя и совершил юридически безупречный поступок, бесповоротно опускается на самую низшую ступень моральной иерархии.

Конечно, все это гораздо сложнее, все переплетено, но генетически в российском и западном сознании мораль и закон связаны диаметрально противоположным образом: на Западе - "запрещено, поэтому плохо", у нас - "плохо, поэтому запрещено".

realcorwin:
Хороший текст.

...Как говорил не Заратустра но Монтескье, не то справедливо, что закон, но то закон, что справедливо. Когда я говорю это редкому немцу (а нередкому про это не получается), он отвечает, что справедливость у всех своя, не прав, мол, Монтескье.

Справедливость относительна, мораль относительна. Вопрос для юристов.

mike67:
Да. Юриспруденция вообще по форме своей является потенциально прикладной философией (поиск точных методов отделения должного от недолжного, доказанного от недоказанного) и могла бы в этом качестве стать основной гуманитарной наукой. Но, к сожалению, юристы этим практически не интересуются.

* mike67:
Я уточню. Про западного человека нельзя сказать, что у него "отсутствует совесть". Формально это было бы точным, однако в русском языке такое выражение имеет совершенно определенный смысл, обозначая способность человека к подлым поступкам. На деле мы не видим, чтобы западные люди совершали их чаще, просто механизм регулирования поведения у них другой. По этой разнице, когда ее удается наблюдать, и можно сделать вывод о том, что "ответственность перед совестью" на Западе заменяется ответственностью перед гражданскими институтами, перед законом, в том числе.
В России же гражданские структуры никогда не могли потянуть такую функцию.
Tags: Америка, Германия, Европа, Россия, беседы, общество, политика, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments