Corwin (realcorwin) wrote,
Corwin
realcorwin

Category:

Мифы о России: С кого следовало брать пример?

Напомню, доклад профессора Янова, посвященный демократической российской истории, назывался "Европа в политической традиции России". За этим названием - чуть ли не трехвековой обычай ставить знак равенства между "европейским" и "правильным". Что ж, рассмотрим и этот вопрос -


С кого следовало брать пример?


Итак, в России, как пишет Янов, дело двигалось к либеральной конституции. Поскольку речь идет о 1550-х годах (конец правильного развития России А.Л. Янов приурочивает к началу Ливонской войны в 1558), спросим у себя: где в тогдашней Европе был этот либеральный и конституционный образец? В Англии жгла на кострах своих врагов Мария Кровавая; император "Священной Римской империи" Карл V (сын Хуаны Безумной) ввел инквизицию в Голландии, нагромоздил горы трупов в борьбе за всемирную католическую монархию и издал неслыханный по жестокости кодекс "Каролина" (рядом с ним русский "Судебник" 1550 года — образец евангельской кротости); во Франции восторжествовал абсолютизм, а ее король Генрих II полностью истощил страну в попытках завоевать Северную Италию; Филипп II Испанский объявил свое королевство банкротом и, чтобы отвлечься от денежных дум, поджаривал еретиков.

Вопрос о том, каким европейским примерам надлежало следовать России (а она не следовала) — благодарный вопрос. Примитивный взгляд на "Восток" как на нечто единообразно-деспотическое давно уже неприличен. Можно ли одной краской "деспотизма" мазать Китай, Индию, Японию, персов, арабов? А как быть с военно-феодальными демократиями, общинными демократиями кочевников, выборными организациями жителей орошаемых земель? Кстати, если бы княжества Руси действительно восприняли золотоордынские традиции, то мы вправе были бы искать в русской политической практике после XIII века следы влияния Великой Ясы, весьма толерантного свода законов Чингизхана.

В любом углу мира боролись и борются одни и те же противостоящие тенденции, отливаясь в очень похожие (как сюжеты сказок у разных народов) формы общественного устройства: вече и стортинг; русские "складнические деревни" XVI-XVII веков и Gehöferschaften Рейнской области XIV-XVIII веков; французский и японский абсолютизмы. И так далее.

Сравнивая средневековые города-республики Северной Европы, видишь, что система выборного правления в Новгороде и Пскове были заметно демократичнее, чем в близких, казалось бы, по устройству "вольных имперских городах" Германии. [В Новгороде выбирали не только посадника (должность вроде президентской) и тысяцкого (помощник посадника по военным и торговым делам, глава войска), но и архиепископа, чего не было в Германии.] Где Запад, где Восток?

Разве параллельно с парламентаризмом в Европе не развивалось и не совершенствовалось абсолютистское полицейское государство? И коль скоро мы не ставим под сомнение европейские влияния на Россию, то вправе ли мы не замечать влияние абсолютистских примеров? Ведь Петр был младшим современником Людовика XIV. России следовало взять за образец для подражания Англию? Но разве не естественно, что, скажем, Екатерине II была ближе Пруссия (к слову, отменившая крепостное право только в 1807 году [Neville Williams "Chronology of the Modern World 1763-1965", Penguin Books, 1975, p.100.] ) или Австрия (отменявшая его постепенно между 1781 и 1848 годами), были ближе абсолютистские княжества ее родной Германии?

Возможности парламентской английской модели по-настоящему стали раскрываться лишь во второй половине следующего века. Да и сама Англия, чья доля в мировом промышленном производстве составляла в 1750 году всего 1,9% (доля России равнялась 5%, Франции — 4%, германских государств в сумме — 2,9%, Австрии — 2,9%; зато львиная доля приходилась на Китай) [P.Kennedy, "The Rise and the Fall of the Great Powers", L., 1988.], олицетворяла ли тогда сколько-нибудь серьезный экономический и военный успех, который заставлял бы как-то особенно пристально к ней присматриваться?

Многие авторы [Например, A.F.Pollard, "The Evolution of the Parliament", L., 1964.] убедительно показали, что на протяжении почти всей своей истории английский парламент оставался клубом богатых и влиятельных — менялся лишь состав клуба, вокруг чего, собственно и шла борьба. Парламент ничуть не помешал абсолютизму (согласно ряду историков, деспотизму) Тюдоров. Лишь постепенное снижение имущественного ценза с начала прошлого века и ряд избирательных реформ между 1832 и 1918 гг. (включая введение с 1874 тайного голосования на выборах; наши восторженные западники думают, что на "родине демократии" выборы были тайными и всеобщими всегда) сделали английский парламент и английскую демократию образцом в глазах мира. Но кто мог все это предвидеть за сто и двести лет?

А за триста? Что могло в 1610 г. послужить образцом для Михаила Салтыкова и Боярской Думы? Никак не английская модель. В это время на английском престоле сидел Яков I, беспощадный гонитель пуритан, который произвольно вводил налоги и принудительные займы, раздавал монопольные патенты, а главное, по семь лет не созывал парламент и даже издал трактат о том, что парламент не нужен.

Салтыков располагал куда более убедительными образцами. Посол в Польше в 1601-02, он имел перед глазами пример польской "Посольской избы" — палаты депутатов, не давшей возникнуть в Польше абсолютизму. Боюсь, правда, это не совсем то "западное влияние", которое обычно имеют в виду. Добрый пример Салтыков мог найти в устройстве чешского сейма, отлично уравновешивавшего интересы городов, панства и витязей (рыцарства) и успешно противостоявшего (опять-таки) абсолютизму. Увы, в 1620 чешские сословия были разбиты при Белой Горе баварцами, что пресекло самый удачно развивавшийся парламентаризм своего времени. Хорошее "западное влияние", не так ли?

Год смерти Салтыкова неизвестен, так что, возможно, он дожил до разгона английского парламента в 1629 году. Современникам этот разгон представлялся окончательным.

Но и это еще не все. Разве политическая традиция Европы не ведала склонности к прямой тирании? Sic volo, sic jubeo, sit pro ratione voluntas (так хочу, так велю, вместо доводов — моя воля) — этот принцип пришел не из Персии и не из Китая. Или, следуя логике Самуэли, нам следует объявить Людовика XI, Филиппа II Испанского, Оливера Кромвеля [Англичане, выкопав Кромвеля из могилы, вздернули его труп на виселицу. Такой была посмертная народная оценка этого поразительного вурдалака (уничтожившего, среди прочего, и театр). Ныне конный памятник ему стоит у Вестминстерского аббатства.], Гитлера и Муссолини (а из мелких — Салаши, земляка Самуэли) — десантниками из Тартарии?

А сколько антидемократических мыслителей знала Европа, притом блестящих! Кстати, один из них, Жозеф де Местр, живя в 1802-1814 в Петербурге, оказал приютившей его стране услугу совсем не того рода, какую, согласно логике певцов Волшебного Запада, должен был ей оказать просвещенный и приятный во всех отношениях европеец. Жозеф де Местр искренне любил Россию и желал ей добра. И желая добра, вел активную интригу против М.М. Сперанского, против его проектов постепенного освобождения крестьян, против учреждения Государственной Думы. Для де Местра не было ничего страшнее демократии и разделения властей. А интриговать ему было легко — он слыл интеллектуальной звездой Европы, с ним любил беседовать сам император Александр I, к нему прислушивался министр просвещения Разумовский. В том, что в 1812 году Сперанский был отставлен, а проект Государственной Думы на 93 года положен под сукно, есть и заслуга европейца де Местра. (Как немалая заслуга в появлении у нас ленинизма принадлежит европейцу Марксу.) [Русский двор два с лишним века (между 1479 и реформами Петра) попрекали, как восточный, за сложный придворный церемониал с поклонами до земли. Но разработала его и ввела жена Ивана III, выросшая в Риме племянница византийского императора Зоя Палеолог. Восточное влияние или западное?]


Предыдущие мифы:

В какую сторону бежали люди?
Миф о многотерпеливости
Большое недоразумение с русской общиной
О несчастном русском крестьянине
К вопросу о "качестве жизни" наших предков
Сложные последствия простых причин
Где уважали человеческую жизнь?
О благонравии и жестокосердии
Кто жил комфортнее?
Гигиенический фактор
Сравним быт горожан
Тирания или демократия?
Не было парламента или не было слова "парламент"?
Корни русского конституционализма
О деспотизме
Tags: Горянин, Мифы о России, Россия, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments