Corwin (realcorwin) wrote,
Corwin
realcorwin

Categories:

О возрасте английской демократии

Чрезвычайный и полномочный посол Великобритании в России Э. Р. Брентон сообщил в эфире "Эха Москвы": "У нас демократии 150 лет". Как всегда ироничный Максим Соколов прокомментировал это заявление посла так: "Нам врали насчет 300-летнего газона".

150 лет - не тысяча, западная (в частном случае английская) демократия совсем мальчонка оказывается. Но был ли мальчик?..

Брентон не случайно берет за начало демократии XIX век. Избирательные реформы между 1832 и 1918 гг. сделали выборы более менее всеобщими (до того английский парламент веками оставался клубом богатых и влиятельных), а в 1874 выборное голосование стало тайным. Последняя дата совсем не плоха, чтобы взять ее за "начало демократии". Но есть, оказывается, другая дата еще более красивая демократически. По традиции последних выпусков послушаем Горянина:

"На пороге третьего тысячелетия начинает казаться, что парламентская демократия и либерализм (об руку с социальным реформаторством) побеждают, уже почти победили, во всем мире в силу своей неотразимости. Наиболее передовые страны, дескать, встали на этот путь раньше, не столь передовые - позже, ну а самые заторможенные присоединяются уже на наших глазах. Впору воскликнуть: “Как это нет большака мировой цивилизации? Вот же он!”. Когда вглядываешься в обобщенную и упрощенную даль времен, может даже померещиться, что большак был окончательно вымощен уже в XIX веке, особенно после потрясений и баррикад 1830, 1848 и 1871 годов.

Более того, если просматривать мировые события год за годом, двигаясь к современности, появляется соблазн объявить и стартовую дату: 1880 год. Ни в один предшествующий год правильные всходы не прорастали столь дружно. В этом году во Франции амнистированы коммунары и началось национальное примирение [Увенчавшееся в 1887 году прямо-таки неправдоподобным актом: кровожадная “Марсельеза” была сделана гимном Франции.], Испания уничтожила рабство на Кубе, в США президентом стал Гарфилд, победивший расиста Хэнкока, на парламентских выборах в Англии верх взяли либералы, сразу же принявшие закон об ответственности работодателя и охране труда, в Швейцарии возникло первое в мире объединение профсоюзов, Трансвааль, вчерашняя колония, провозгласил в 1880 свою независимость. Судьбоносные события, увенчавшие “революцию Мэйдзи”, произошли в Японии: здесь была скопирована французская система судопроизводства, а “образцовые предприятия”, создававшиеся правительством (судостроительные верфи, металлургические заводы и т.д.) было решено продать за символическую плату в частные руки. Если бы не это решение, Япония пошла бы, по сути, социалистическим путем.

Исключительно обнадеживающе развивались в 1880 дела в России. М.Лорис-Меликов предложил царю ряд смелых преобразований в сфере отношений рабочих и предпринимателей, в народном образовании, в местном самоуправлении, в паспортной системе, а главное - предложил привлекать выборных “сведущих людей” к обсуждению законов, и Александр II принял эти предложения. Кроме того, был отменен архаичный соляной налог, смягчена цензура, расширены права старообрядцев. Началась подготовка того, что историки называют “Конституцией Лорис-Меликова”.

Именно в 1880 американский политик Томас Рид провозгласил: “Наконец-то весь мир убедился, что демократия - лучшее устройство человеческого общества”. И добавил: “А идеальное устройство, это когда одна партия правит, а другая - следит за каждым ее шагом”."


Казалось бы, что может быть лучше? Однако продолжим...

"Правда, уже в следующем году Гарфилд и Александр II были убиты, Лорис-Меликов и его сторонники подали в отставку, Франция поработила Тунис, США воспретили въезд в страну "желтых", а английский либерал Гладстон, забыв, как он обличал империализм и обещал самоуправление Ирландии, двинул войска в Египет и бросил в тюрьмы ирландских активистов. “Ну и что? - скажут демократические романтики, - дороги истории не бывают прямыми. Важно, куда они в конце концов приводят. Кто вспомнит, что в таком-то году прогресс временно замедлился?”. И с романтиками трудно не согласиться.

Правда, XX век увидел обвалы большинства демократических режимов Европы - обвалы, под тяжестью не только внешних, но и собственных, внутренних причин. (Механизмы этих крушений блестяще показал Хуан Линц в своей книге “Крах демократических режимов”, написанной на опыте Европы и Латинской Америки.)

“Но и это - только частные отклонения. Демократия побеждает во всем мире, вот главное”, - эти слова звучат сегодня, в 2000 году, так же горделиво, как и сто двадцать лет назад, в 1880. Но звучали ли они ровно на полпути между этими датами, в 1940 году? Нет, их было совсем не слышно, ибо демократия в Старом Свете в то время съежилась до пределов воюющей Англии и трех нейтральных стран -Швеции, Швейцарии и, с оговорками, Ирландии. И там, где люди еще имели силы и возможности что-то читать, какими неотразимыми должны были им казаться доводы авторов-современников (последних особенно много было среди французов [ Таких, как Альфред Фабр-Люс, Пьер Дриё ла Рошель (недавно впервые переведенный у нас), Луи-Фердинанд Селин (обильно переводимый), Морис (не путать с Роже) Мартен дю Гар, Рене Бенжамен, Анри Масси, Жорж Сюарез, Шарль Моррас, Робер Бразильяк и многие другие. Впрочем, воззрения перечисленных лиц на демократию сегодня мало кому интересны. Зато взгляд одного из названных авторов на свою страну может показаться российскому читателю и любопытным и смутно знакомым. В январе 1941, в своем “Дневнике Франции”, Альфред Фабр-Люс писал о ней: “Что это за страна с непрерывно падающей рождаемостью, с одурманенным спиртными напитками населением, с армией, солдаты которой калечат себя [чтобы быть демобилизованными - А. Г.] ?” Рассуждения, типичные для интеллигента, в чьей душе уже поселилось предательство - но нуждающееся в оправдании, ищущее алиби. Народ оказался плох, отчего не изменить такому народу? ] ), которые с полной убежденностью писали тогда - люди склонны абсолютизировать свой сегодняшний день, - что демократия всегда будет лишь забавным эпизодом, нежизнеспособной выдумкой, обреченным экспериментом! Они напоминали своим читателям о судьбах демократии в Афинах (кончившейся тиранами) и Риме (пришедшем к Калигуле и Нерону), они выводили железные закономерности, и кто бы в те дни нашел изъяны в этой логике? Человек легче верит в плохое, чем в хорошее."


Интересно, к какой цифре мы бы пришли, задумай мы посчитать "чистое время" западной демократии...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments