Corwin (realcorwin) wrote,
Corwin
realcorwin

Спорт с допингом или физкультура без него

Sports.Ru опубликовал мою развернутую статью о допинге "Фарс продолжается" (особое спасибо makki). Из исходного текста убран лишь абзац об инвалидах, по вполне понятной причине.

Выкладываю здесь полную версию:


Каждый день приносит спортивному болельщику новости, связанные с допингом: то американского велосипедиста Хэмильтона окончательно дисквалифицировали, что увеличило шансы россиянина Екимова на золотую олимпийскую медаль, то повторный тест российской теннисистки Кузнецовой также оказался положительным. Каждое из таких сообщений вызывает заинтересованную волну во всем мире: один переживает, другой радостно потирает руки в томительном предчувствии.

Однако наиболее важные события, напрямую затрагивающие проблему, часто остаются за кадром. Не так давно Госдума начала рассмотрение поправок к закону о спорте, касающихся допинга. Используем это событие, на которое по большому счету никто не обратил внимания, как возможность поговорить на тему, которая давно из спортивной превратилась в политическую.

Мировая политика очень грязна. Россия, возможно из-за того, что новичок, действует на данный момент наименее грязно и наиболее принципиально. В спорте, как в уменьшенной модели мира, эта тенденция проявляется еще более отчетливо. Мы покажем это на примерах, но сначала обратимся к существу вопроса.

Если кто-то еще сомневается, что современный спорт без допинга невозможен, вот цитата из прошлогоднего июльского "Спорт-экспресса":

"Один из ведущих ученых Австралийского института спорта Робин Паризотто, разработавший тест на эритропоэтин (ЕРО), сообщил в интервью агентству АР, что предложил Международному олимпийскому комитету кроме соревновательных проб во время Игр брать у атлетов пробы на ЕРО и до старта Олимпиады в Афинах.

В Сиднее, напомним, атлетов проверяли на ЕРО, но в ходе олимпийского турнира. В качестве примера Паризотто рассказал, что ни один из 2758 анализов, взятых тогда, в том числе и у олимпийских чемпионов, не дал положительного результата. Но лаборатория Австралийского института спорта попросила 310 спортсменов - участников Игр сдать пробы на ЕРО за 17 дней до начала Олимпийских игр в Сиднее. И у всех них результаты на ЕРО оказались положительными. Конечно, поскольку этот забор проб не имел юридической силы, имена и национальная принадлежность этих 310 спортсменов не разглашаются."


А для пущей наглядности я бы провел два чемпионата: один, на котором допинг был бы официально разрешен, и другой, чистый. С проведением второго возникли бы технические проблемы, но давайте помечтаем, что там все было бы без допинга.

Так вот: результаты первого чемпионата в точности соответствовали бы сегодняшним результатам, а результаты второго были бы намного ниже, чем сейчас.

Пытаясь оправдать необходимость борьбы с допингом, обычно упоминают два тезиса: о неравенстве спортсменов и о вреде для здоровья. Но всё что ни возьми в нашей жизни дает преимущество или наоборот: гены, тренер, секс. Кстати, о сексе. Любопытно, что женщинам он поднимает результаты, а мужчинам снижает. Поэтому олимпийская команда ГДР брала с собой на соревнования целую бригаду "массажистов". Еще более высока энергетика женщины во время беременности, но уходит она в плод. Так что, как говорят, были прецеденты, когда уже советских спортсменок заставляли беременеть и делать аборт накануне олимпийских игр.

У спортсменов-инвалидов, кстати, все еще более "запущено". Наступит, скажем, человек на гвоздь – у него происходит мобилизация организма, он после этого высоко или далеко сигануть может. Но здоровый на гвоздь не наступит. По понятным причинам. А человеку с парализованной ногой не больно и, как оказывается, не жалко.

Вернемся, однако, к тезису о неравенстве спортсменов. Очевидно, что попытка записать любые вещества, влияющие на результаты, в допинг, как это сейчас происходит, ведет к абсурдной ситуации, когда пиво, вообще любой алкоголь, – допинг, кофе и чай – допинг, а спортсменам не остается ничего иного как сидеть на воде и хлебе да ждать, когда и хлеб внесут в список запрещенных препаратов.

Теперь поговорим о вреде допинга для здоровья. Когда-то, оно, возможно, так и было. И спортсмены умирали. Еще в древней Греции: официально – от немилости богов, и неофициально – от использовавшихся в то время психотропов. Кстати, прошли тысячелетия – а психотропы по-прежнему в строю. Чтобы убедиться в этом, достаточно было посмотреть на лица некоторых американских участников Олимпиады в Солт-Лейк-Сити, ставших чемпионами с 25-х, 30-х позиций в ряде видов спорта, что для специалиста выглядит абсолютным нонсенсом. Говорят, что разработаны эти новые пептидные психотропы, названные американцами "mood enhancer", были в некой лаборатории в Массачусетском технологическом институте в Бостоне.

В принципе, хочет человек себя калечить – пусть калечит. Но с этим утверждением, по крайней мере, можно спорить. Однако, развивается спорт – развивается и фармакология. И в случае с большинством медикаментов, считающихся допингом, о "калечить" речи нет. Наоборот – эти средства помогают выдержать огромные нагрузки спорта высоких достижений, быстрее и легче восстановится. Они здоровье улучшают, а не ухудшают. Без современной фармакологии тот же гонщик "Тур де Франс" умрет (и это не преувеличение) после второго горного этапа.

"Все эти велогонки - состязание на выживание, - заявил в интервью Стране.Ru один из бывших еще советских спортивных функционеров, попросивший не называть его слишком известное имя. - Как вы думаете, может ли человек проехать за 20 дней 4000 километров в сложнейших условиях? Без допинга человека, прокрутившего педали 8 часов, можно сразу в морг, а не на пьедестал почета отправлять".

Почему же борьба с допингом так привлекательна? Все дело в уникальной возможности под знаменем этой борьбы "расправиться" с любым спортсменом, убрать с пьедестала "чужого" и поставить туда "своего". В условиях, когда "узок круг" ответственных спортивных чиновников, представляющих одну-две страны, допинг становится способом недобросовестной борьбы с конкурентом и предоставления своим спортсменам режима наибольшего благоприятствования.

Из беседы с известным российским специалистом:

"Да, мы достаточно детально знаем, на каких допингах бегают за границей, какими способами маскируются, какие лаборатории на них работают и т.д. Вы знаете, наш спортивный мир очень маленький, все всё знают, как в деревне. Тем более, народ все больше простой и незатейливый, не искушенный в тонкостях конспирации и дипломатии.

Самое интересное, что и МОК, и ВАДА также полностью в курсе дел. Только некоторые команды и спортсмены, как священные коровы в Индии – неприкосновенны."


Известно, что хорошие шансы поймать спортсмена на допинге существуют лишь при проведении внесоревновательного контроля. Удивительными с этой точки зрения выглядят, к примеру, откровения американца Майкла Джонсона, мирового рекордсмена в беге, чемпиона мира и Олимпийских игр, который как-то заявил, что внесоревновательному контролю он ни разу за годы своей карьеры не подвергался. Особенно на фоне российских спортсменов, проверяемых по двадцать раз на день.

Борьба с допингом открывает и воистину широчайшие перспективы для манипуляций – даже там, где допинга нет, его можно "найти".

Из беседы с известным российским специалистом; ответ на вопрос принимали ли российские лыжницы допинг на Олимпиаде:

"Судя по всему - нет, не принимали. Аранесп - это ЭПО, модифицированный таким образом, что эта молекула в несколько раз дольше, чем обычный ЭПО живет в кровотоке. Это достигается путем замены двух аминокислот и создания двух дополнительных "сахарных хвостиков", или, говоря по-научному – сайтов гликозилирования. В результате, аранесп циркулирует в крови 7-10 дней. То есть, в течение 7-10 дней в моче можно теоретически обнаружить его следы. А это значит, что положительная проба 21 февраля в принципе не может стоять одиноко среди отрицательных проб 8, 15 и 24 февраля, когда у Лазутиной также брали мочу на ЭПО-анализ.

Либо метод не работает, либо ребята врут, и никакого допинга там не было в принципе."


Но говорить, что от борьбы с допингом страдают только российские или русскоязычные спортсмены, нельзя – это борьба всех со всеми. К примеру, инициированная норвежцами на лыжном чемпионате мира в Лахти 2001-го года проверка финнской сборной на допинг выкосила буквально всю финнскую команду. Такого результата достигли новейшие разработки зарождающегося в то время Всемирного Антидопингового Агенства (ВАДА). Финны затаили обиду и пообещали отлить "золотую пулю" норвежцам в ответ на следующем чемпионате: на всех, мол, патронов не хватит, но кого-нибудь заденет. Их план был с успехом реализован: норвежка Бенте Скари, раздававшая до того направо и налево интервью о том, какие плохие были русские лыжницы, как хорошо, что они дисквалифицированы, и как долго и успешно будет выступать теперь сама Скари, вдруг перестала выходить на старт дистанций чемпионата. Хотя раскатку исправно проходила, как будто ждала чего. Объяснения норвежцев о высокой температуре чемпионки, разминавшейся со всеми как ни в чём не бывало, окололыжной общественностью были восприняты скептически. После чемпионата Скари скоропостижно объявила об окончании своей карьеры.

Другой околодопинговой напастью, обрушившейся на спорт, является запись спортсменов в "больные" с последующим официальным разрешением легально принимать допинг. Работает система очень просто. У спортсмена берут анализ. Находят там определенные запрещенные вещества. Затем смотрят мед. справку спортсмена со списком разрешенных ему по болезни для приема препаратов, внесенных в список запрещенных. Эти вещества вычитаются из анализа. Если других нет, то тест на допинг - негативный!

А вот потом журналист, который пытается легальными каналами выяснить, какие спортсмены являются официально больными, получает в ответ кукиш с пояснением о врачебной тайне, и беспредел продолжается.

Впрочем, как я уже говорил, мир тесен, спортивный мир – тем более, и "мнимые больные" широко известны. Французское правосудие, к примеру, давно пытается доказать факт применения допинга Лэнсом Армстронгом. Победивший рак, достаточно средний до болезни американский велогонщик получил возможность принимать некоторые средства, недоступные другим спортсменам, и вот уже 6 раз подряд выигрывает "Тур де Франс". Уже и книгу про это написали, а Армстронгу хоть бы хны – как же, врачебная тайна.

А вот испанский немец Мюлегг объяснил свои невероятные анализы на Олимпиаде диареей. После чего вышел на старт 50-тикилометровой гонки и пробежал ее, не останавливаясь, без перерыва. Памперсов под его комбинезоном замечено не было. Впрочем, испанский флаг – слабая "крыша", и допинг у Мюлегга "нашли".

Такие примеры можно приводить часами. Если в Атланте подобных "больных" было еще совсем немного, то в Сиднее одних "астматиков" уже было где-то десятая часть от всех спортсменов. В Солт-Лейк-Сити их уже было больше половины. Люди, которые должны иметь проблемы подняться на второй этаж, выигрывали золотые медали.

Кстати, об "астматиках". Первыми записывать своих спортсменов в "астматики" придумали норвежцы. В Норвегии сейчас практически все лыжники и биатлонисты, включая "великого" Бьерндалена, "астматики". Видимо, у них на Севере астма заразна. Тут же подсуетились немцы и прочие нации. Что сделала Россия? Вместо того, чтобы пойти проторенным путем, она принялась бороться с "ветряными мельницами". В результате на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити пресловутая астма стоила россиянам четырех (!) золотых медалей.

Скажите, что вам всё это напоминает. Правильно, цирк. Цирк, не имеющий никакого отношения к спорту. Так может, стоит прекратить эту так называемую "борьбу с допингом". Тем более, что современный спорт уже не вернуть на полстолетия назад:

"Сегодня эти 250 килограммов поднимают уже не люди, а химия, - сказал в интервью Стране.Ru один из бывших сотрудников Федерации тяжелой атлетики, так же пожелавший сохранить инкогнито (что делать, допинг - крайне неприятная тема). - Не может человек физически поднять больше 150 килограммов. Это его предел. Я это утверждаю, как заслуженный мастер спорта и тренер с 30-летним стажем. Я знаю, как и чем колют, и я знаю, что колют всех. Внесут один препарат в список - будут колоть другим. А как по-другому рекорды ставить? Без химии нам скажут: у вас не спорт, а физкультура".

Как показал приводимый Страной.Ru опрос американских спортсменов, большинство из них согласились бы принять пилюлю, которая обеспечила бы им олимпийское "золото" и - смерть через 5 лет.

Огромные деньги, вращающиеся в индустрии спорта, также никто терять не захочет:

"К сожалению, причины применения допинга обусловлены самим характером современного спорта, превратившегося в своего рода отрасль экономики, - писал ныне покойный председатель медицинской комиссии Международного Олимпийского Комитета, принц Александр де Мерод. - Сегодня победа - не только слава, но и огромные деньги. Миллионы, а то и десятки миллионов, стоящие на кону, кружат голову, и мало кто способен устоять перед этим соблазном. Поэтому не удивительно, что лозунг «победа любой ценой» в наши дни многие понимают слишком буквально. Бывает, что даже родители благословляют, а иногда и настойчиво подталкивают своих спортивно одаренных детей на этот путь. Немалый вклад в нездоровую обстановку вносят и спортивные дельцы. Заключив со спортсменом контракт, они в погоне за прибылями сознательно заставляют его принимать «химию». Порой спортсмена заставляют выступать, практически, на всех соревнованиях года. Ну а такой график, в принципе, невозможно выдержать без стимуляторов".

И главное: страны, чьи спортсмены претендуют на олимпийские медали, никогда не откажутся от возможности "без войны" показать всем остальным, чья система лучше. Любыми методами.

Так давайте признаем, что спорт должен совершенствоваться вместе с химией, медициной, фармакологией. Почему лекарства, которыми пользуется весь неспортивный мир, закрыты для спорта? Давайте позволим спортсменам пользоваться проверенными препаратами, вместо того, чтобы заставлять их подвергать себя воздействию свежеоткрытых, опытных образцов, неуловимых во время тестов.

Давайте признаем, что серьезные занятия большим спортом вредят здоровью гораздо больше, чем допинг.

Давайте создадим для всех одинаковые правила игры. Прекратим порочную практику, когда одним можно "принимать", а другим нельзя. Когда медаль отбирают у допингового Бена Джонсона и отдают ее допинговому же Карлу Льюису. И не стоит бояться расслоения стран по возможностям химии в случае легализации допинга: современные разработки ведутся больше с целью скрыть, чем улучшить. Допинг в 80-е годы был наверняка тривиален, но давал "отличные" результаты. Пускай бы американцы кололи более безвредные вещества за 1000$, а белорусы, например, за 10$, хотя и более "грязные". Что деревянной дубиной бей по голове, что металлической...

А пока же Дума рассматривает возможность введения уголовной ответственности для спортсменов, использующих допинг. Фарс продолжается.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments