Corwin (realcorwin) wrote,
Corwin
realcorwin

О голодных бразильских шаперонах


Адвокат Пацев, благодаря которому многих российских спортсменов МОК был вынужден допустить к Играм в Рио, разбирает отчёт ВАДА о её работе на Олимпиаде.

Обратите внимание на раздел 4.2 («The Rio 2016 Pre-Games Intelligence Taskforce») – там про подготовительную, «разведывательную» работу новой спецгруппы. В эту группу вошли (не поверите!) «абсолютно независимые» представители все тех же «особо продвинутых» национальных антидопинговых организаций – США, Великобритании, Австралии, Дании, Японии и ЮАР. Последняя, видимо, затесалась случайно, так как нужен был один представитель от Африки (для полного букета со всех континентов), и желательно англоговорящий.

Эта группа проводила «разведку» и как-то определяла, кого из спортсменов надо тестировать, а кого и не очень. Таким образом «вычислили» 1333 «высокорисковых» спортсмена. Но полностью протестированы (кровь, моча) оказались менее 40 процентов из этих спортсменов, а в отношении трети всех этих людей допинг-контроль вообще не осуществлялся – федерации проигнорировали требования спецгруппы (трубку не брали или на запросах демонстративно и цинично селедку резали – не уточняется).

Еще интересная цифра – 4125 спортсменов из 11470 допущенных на Игры (по состоянию на 24 июля 2016 года) ВООБЩЕ не сдавали допинг-тесты в 2016 году. Ну, как-то как получилось... Вот у Юлии Ефимовой только за две недели с конца февраля по начало марта 2016 года взяли шесть проб, и потом ещё регулярно наведывались и в соревновательный, и во внесоревновательный период. Или, к примеру, нашим легкоатлетам Международная ассоциация легкоатлетических федераций установила (конечно, задним числом, чтобы было интереснее!) критерий по обязательному тестированию, причем за границей. Примерно то же самое для наших гребцов сделала другая международная федераций. А кто-то вообще не сдавал проб в олимпийский год, и таких спортсменов – больше трети от всех участников Игр, Карл!

До запланированных значений по взятым в ходе Игр пробам так и не удалось дотянуть (см. раздел 6.5). По паспортам крови работу вообще можно считать проваленной: вместо запланированных 450 проб взяли 47 (чуть больше 10 процентов). При этом, у более чем 600 спортсменов пробы на Играх брали не реже двух раз, а спортсменов, которых тестировали один раз – 2600 с хвостиком. То есть, всего подверглись тестированию на Играх лишь 28,62 процентов всех участников.

Перед этим, в разделе о проблемах, уделили внимание, в том числе, и такой проблеме, как недостаток талонов на питание для шаперонов. Ужас. Сообщается, что лишь благодаря усилиям Генерального Антидопингового Менеджера в последнюю неделю Игр шапероны были накормлены (я, честно говоря, даже отказываюсь понимать, что это все значит). Теперь мы знаем, кому (если что) предъявлять претензии по отсутствию данных для паспортов крови у иностранных легкоатлетов: голодным бразильским шаперонам.

Бразильская антидопинговая лаборатория при этом работала в три смены – то есть, круглосуточно. Пока о наличии дырок в стенах (установке пневмопочты и др.), а также о подозрительных визитах подозрительных сантехников не сообщается.

Конечно, не преминули упомянуть, что использовались новые емкости швейцарской компании Berlinger для допинг-проб, введенные с апреля 2016 года (какое совпадение!). Они «предусматривают гораздо более плотное прилегание крышки, делая очень затруднительным использование рычага для вставки под крышку», что должно «минимизировать риск подмены проб, как описано в докладе Макларена».

Но, во-первых, в докладе Макларена НИЧЕГО конкретно про «рычаги» не написано. И сама по себе эта мысль является бредовой – иначе, если представить, что между крышкой и бутылкой можно было бы вставить «рычаг», то смысл емкости теряется в принципе. Во-вторых, что же это, товарищи? Выходит, компания Berlinger всех нас столько лет надувала с этими своими запатентованными бутылками? Получается, что результаты всех (ВСЕХ!) допинг-проб за много лет, сдававшихся по всему миру, не могут считаться достоверными – если из бутылочки всё выливалось и вливалось обратно совершенно спокойно, а под крышку заходил пресловутый «рычаг».

Половина положительных допинг-проб (всего из проверенных проб «попались» 28 спортсменов) «покрывается» выданными «терапевтическими исключениями» (ТИ). Бывает. Ну, нездоровые люди приехали побегать-попрыгать. Что же, теперь их наказывать? Им, может, в постели дома скучно лежать было и одиноко?

Про выдачу ТИ прямо на Играх даже писать страшно – заклюют. Всего только за время Игр было выдано в два раза больше ТИ, чем всем российским спортсменам за весь прошлый год. Были удовлетворены все (100 процентов) заявок на ТИ.

Ну, и вообще в отчёте ещё много чего интересного.
Tags: Америка, Европа, Россия, легкая атлетика, медицина, общество, плавание, политика, спорт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments