Corwin (realcorwin) wrote,
Corwin
realcorwin

Европейская торба

Европейская торба


© Фотография - РИА Новости . Александр Вильф

Европейская часть занимает в мире фигурного катания особое место. Много стран, много функционеров и, что самое главное, много работающих на соревнованиях судей. При этом чрезвычайно мало конкурентоспособных атлетов. И не мудрено, что вся огромная пёстрая европейская тусовка бегает со своими единичными топ-спортсменами, как с писаной торбой.

Очевидно, что один из таких «единичек», испанец Хавьер Фернандес, проиграть в Братиславе никак не мог, даже если бы отлежал все свои программы на льду, не вставая. И было ощущение, что Фернандес это понимал, катаясь «в полноги». Даже так из Братиславы он уехал с рекордной для себя и — за одним исключением в виде Юзуру Ханю — для других суммой баллов. На Чемпионате мира соперники будут сильные, сам чемпионат пройдёт на американской земле, как всегда гостеприимной лишь к родным атлетам, нельзя отправлять туда своего чемпиона, хорошенько его не подкрепив.

Да и кто мог бы в Братиславе обыграть Фернандеса? Явно не Максим Ковтун, в подготовке которого были нарушены естественные законы природы и жанра. Человек, который стремится осилить значительный вес, не хватается за него сразу, а работает над собой, шаг за шагом к этому весу приближаясь: от простого к сложному, от лёгкого к тяжелому. Ковтуна же каждый раз его тренеры выносят к тяжеленной штанге и заставляют эту штангу поднимать, в надежде, что когда-нибудь, вероятно от безысходности, он эту штангу поднимет. Штанга же каждый раз смеётся над человеческими потугами выдавать желаемое за действительное и падает то у него, то на него. Первоначально это вызывало у зрителя драматический эффект, сейчас уже кроме комического никакого другого эффекта не вызывает.

Ситуация «отягощяется» ещё и тем, что на внутренней арене Ковтуна объявляют победителем уже за то, что он «поднимал такую тяжёлую штангу». Остальные — подняли, но лёгкие. Иностранные специалисты не намерены мешать русским заниматься самообманом. У каждого из них — свои интересы, и лежат они не в России, так что и участвовать в российской игре на международном уровне они не собираются. Впрочем, всё современное фигурное катание построено на раздаче баллов участникам за то, что те прЫгали, а не за то, что прЫгнули. Так что и особенно корить российских функционеров мы не станем: играть эти пианисты умеют, но иногда просто не на чем.

Ещё две топ-стрелы из узкого европейского колчана достигли своих медальных целей в соревнованиях танцевальных пар. За французский коллектив играет авторитет традиционно сильной национальной федерации Франции, за итальянский — авторитет президента международной федерации фигурного катания Оттавио Чинкванты. Про обе пары нужно сказать, что своих медальных высот они достигли ровно в тот самый момент, когда лёд покинули предыдущие итальянская и французская пары. Подчеркну, впрочем, что талант французов неоспорим, но талант не всегда является достаточным условием для побед. Тогда как нужный флаг сам по себе может оказаться достаточной победной предпосылкой.

Россия, потерявшая время после Олимпиады из-за травм и распада своих лучших пар, изначально боролась в Братиславе лишь за третье место. И чуть было не совершила «невозможное» — Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьёв словно сыграли в театре свою произвольную программу! Танец прозвучал, и вычищен он был от конька до мизинца. В начале их танца я вздохнул, а в конце — вздрогнув, выдохнул. Как дышал и дышал ли все четыре минуты танца, не помню. Так Екатерина с Дмитрием не катались ещё, наверное, никогда во всей своей карьере. В произвольном танце им удалось стать вторыми, но по сумме обеих программ они остались всё-таки третьими.

В парах спортивных у Европы выбор не богат, поэтому весь энтузиазм от возвращения на лёд заслуженной «немки» Алёны Савченко можно было отразить в оценках ей и её новому молодому партнёру. Энтузиазма этого судейского в Братиславе хватило немцам для второго места.

Отовсюду звучащие реверансы воле Алёны и её упорству оставаться в спорте кажутся мне несколько избыточными. Воли там, конечно, хватит и на десять иных человек, но и объективную реальность никто не отменял. Пара Алёны с Робином не пользовалась особой популярностью в Германии. Случай практически уникальный — немцы обожают своих чемпионов, а Алёна с Робиным были чемпиионами мира много раз. Почему так получилось — вопрос отдельный. Немалую роль в этом сыграла личность их наставника, который будучи тренером в ГДР, шпионил за своими коллегами.

Спорт в Германии находится на содержании у государства, пару Алёны с Робином государство содержать отказывалось, они же в свою очередь не хотели расставаться с тренером. Пока пара выступала и побеждала, особой проблемы в этом не было. Но что делать Алёне, если её спортивная карьера завершится?.. С её уровнем владения немецким языком и «популярностью» в народе Алене не грозит ни телевидение, ни журналистика, ни шоу-бизнес, ни политика. Тёплое место от немецкой федерации не грозит ей тоже. Жизнь в Германии очень дорогая. Куда податься?.. Робин уехал работать в Россию, и в Братиславе выводил пару Евгении Тарасовой и Владимира Морозова, занявшую в итоге третье место. Но и в России Алёну не ждут. Возвращаться на Украину?.. Лучше уж кататься до пенсии… Она, к слову, в Германии наступает в 67 лет.

Победили же Татьяна Волосожар и Максим Траньков, катавшиеся в своей собственной лиге, где есть они, а больше никого нет.

Весь пьедестал заняла Россия в соревнованиях девушек: Евгения Медведева, Елена Радионова и Анна Погорилая боролись в Братиславе лишь с собой и друг с другом. Функционерам из Европы тут осталось лишь испытывать чувства, которые стыдно демонстрировать открыто, и шутить: «В России прекрасные фигуристки, но они так часто сменяют друга, что мы не успеваем выучить их имена». Европейцы, столетиями жившиев тесноте и обиде друг на друга, успели за это время мастерски, как сказали бы любители компьютерных игр, «прокачать скилл» по части уколоть противника, уязвить его. Обращать на это внимания не стоит: за насмешками скрывается досада и лукавство. Ещё лет пять назад немецкие специалисты говорили в беседах, что, например, Евгения Медведева — именно та, что придёт всерьёз и надолго, причём брать своё будет не только техникой, но и артистизмом.

В ответ европейцам можно предложить отбирать фигуристок на значимые состязания не по квотам от стран, как сейчас, а по личным результатам. Тогда на все соревнования постоянно станут приезжать 10–20 российских фигуристок, учить их имена станет легко и просто, а вот имена своих фигуристок европейцы позабудут.
Tags: Европа, Россия, искусство, политика, спорт, статьи, фигурное катание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment