Corwin (realcorwin) wrote,
Corwin
realcorwin

Жизнь налаживается, в том числе и спортивная

Написал итоговую олимпийскую колонку для ТАСС-Аналитики, начал, разумеется, с лучшего спортсмена Игр.

Бог переехал в Россию



Центр политического анализа

Богом назвали Виктора Ана, тогда ещё Ан Хен Су, корейцы. А потом бог оказался корейцам не нужен – бог получил травму колена. И бог выбрал Россию, куда и переехал. России бог никогда не помешает, даже с травмой колена. К тому же в России колено вылечили. Бог чувствовал себя на новой родине лучше с каждым днем, девушку свою перевёз, на весну-лето запланирована свадьба – благо русская благодарность на краях не останавливается, и призовых денег должно хватить и на жильё, и на то, что внутри жилья. А пока бог со своей девушкой скромно жил в общежитии, учил русский язык и подавал пример окружающим.

В пятницу Виктор сначала выиграл забег на 500 метров. В блестящем стиле. Показательна реплика комментатора сразу после золотого финиша – "Кто там был вторым, кто – третьим, я не помню". И вовсе он не застрял на старте, как решили некоторые: из-за фальстарта забег стартовал два раза, а тактика в обоих случаях оставалась одна - пускай бегут вперед ребята, а мы с горы будем спускаться медленно. Его тактика действительно божественна, равно как и ускорение. Он читает поляну и видит всё наперёд. Ему пытаются перекрыть внутреннюю траекторию – он обходит всех по внешней, перекрывают внешнюю – ныряет вовнутрь. Соперники бессильны.

После финиша он ехал с флагом с надписью "Спасибо", а дворец "Айсберг", тот самый счастливый дворец, в котором случилось столько побед и медалей российских фигуристов, встречал его соответствующе – рекорд в 110 децибел был побит.

Несколько минут спустя был финал эстафеты, где Виктор и три его товарища принесли России вместе с олимпийским рекордом очередное уже золото. В воскресенье кому-то из атлетов доверят нести флаг на церемонии закрытия, подумал я. Если уж с нами бог, так может, пусть с ним будет и российский флаг?

К чему я вспоминаю эту, одну из самых красочных и ярких историй сочинских игр? Одним из ключевых пунктов Олимпийской хартии является этот: "Олимпийские игры - это соревнования не стран, а спортсменов в индивидуальных или командных видах спорта". Итак, Игры – это соревнование спортсменов. И пример Виктора Ана, равного которому, как считают многие специалисты, в шорт-треке не было и, возможно, никогда не будет, доказывает, что это всё ещё так. Но тот же Виктор, получив травму, в родной Корее оказался выброшен из спорта. И российским врачам с тренерами потребовались четыре года, чтобы его туда вернуть. Как считает сам Ан, корейская система тренировок была бы несовместима с его восстановлением.

Наши золотые Татьяна Волосожар с Максимом Траньковым, ставшим российским знаменосцем на церемонии закрытия, признанные сейчас всем миром лидеры фигурного катания, долгие годы не могли добиться результата с прежними партнёрами. Им понадобилось найти друг друга, а также своих тренеров, чтобы всё получилось.

Ещё один Виктор – Уайльд. Занимался сноубордом в Америке, располагая личным годовым бюджетом в 8 тысяч долларов. Места во втором десятке были его потолком – а сейчас он двукратный олимпийский чемпион.

Турниры лыжников и биатлонистов, несмотря на слёзы счастья Легкова на финише 50-километровой гонки и маленькую биатлонную феерию мужской эстафетной сборной, оказались для нас в Сочи не самыми удачными. Но они помогли нам раскрыть глаза: великие норвежцы, которые как рождаются с лыжами, так с ними всю жизнь и проводят (так нам, по крайней мере, говорят), теряют всё свое величие на лыжне, когда мало кому известные норвежские техники всего лишь не попадают в мазь.

В общем, любое соревнование на Играх – это индустрия. А Олимпийские игры – самые что ни на есть индустриальные соревнования разных стран. Где свою роль от каждой страны играют и чиновники, и врачи, и техники, и учёные, и разнообразный гигантский обслуживающий персонал.

Российская спортивная индустрия для Игр в Сочи совершила, наверное, максимально возможное для себя сейчас усилие. Где-то результат этих усилий отчётливо виден – например, на санно-бобслейной трассе. А где-то мы полностью просчитались, как на конькобежном треке, где лёд от тепла тел и сердец нескольких тысяч зрителей становится идеально "голландским". Но старались везде. И спортсмены, снова возвращаемся к ним, в свою очередь не подвели. Олимпиада дома - это не больше баллов от судей, это особое настроение и особая способность показать особенный результат.

Я пристально слежу за Олимпийскими Играми уже несколько десятилетий. И я оптимист. Но такого итогового результата России в медальном зачёте я не ждал. Я даже успел в первую неделю привычно побрюзжать про то, что журналисты считают командные места по "золоту", тогда как с равным успехом их можно считать по общему числу медалей. Так когда-то делал богатый медалями СССР, и до сих пор делает США.

Но к концу Игр стало совершенно не важным, как именно считать – Россия впереди везде. Впрочем, профессионалы всевозможных подсчётов в мире спорта ещё с начала ХХ века пользовались так называемым командным зачётом, в котором первое место приносит в копилку команды 8 очков, второе – 7, и так далее вплоть до восьмого места. Этот зачёт наиболее точно отражает уровень развития большого спорта в стране. И в нём Россия лидирует со значительным отрывом.

Так что мы не только можем захотеть – если мы захотим, то мы можем. Можем всё. Две недели в Сочи подарили нам не только множество моментов счастья и гордости за свою страну, но и такой простой, но важный вывод: жизнь налаживается, в том числе и спортивная.
Tags: Россия, биатлон, история, общество, политика, спорт, статьи, фигурное катание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments