Corwin (realcorwin) wrote,
Corwin
realcorwin

Ты виноват уж тем, что хочется им кушать



Ты виноват уж тем, что хочется им кушать



Центр политического анализа

The New York Times порадовал откровением бывшего главы олимпийской антидопинговой лаборатории в Солт-Лейк-Сити, сообщившего что положительных проб на дарбэпоэтин на Играх 2002 года было пять, а не три. Дисквалификации в Солт-Лейк-Сити подверглись немец Йохан Мюлегг, разругавшийся с родной немецкой федерацией и выступавший за Испанию, а также россиянки Лариса Лазутина и Ольга Данилова.

По словам Дона Кэтлина, положительные допинг-пробы в последний день Олимпиады сдали еще два биатлониста. Международный олимпийский комитет (МОК) принял решение не объявлять об этих случаях, так как сомневался в том, что выиграет дела в Спортивном арбитражном суде (CAS). Кэтлин и бывший президент МОК Жак Рогге предполагали, что могут возникнуть проблемы с научной достоверностью теста и процедурными вопросами.

В 2002 году Рогге спросил меня: «Ты сможешь выиграть дела в CAS?» Я ответил утвердительно, но сказал, что нам придется много работать, чтобы выиграть три первых дела. Поэтому мы решили остановиться на них.

Мы не могли рисковать и говорить обо всех пяти пробах. Проиграй одно дело – и твоя репутация потеряна», – цитирует Кэтлина The New York Times.

Отметим, что в последний день Игр-2002 прошла мужская эстафета, медали в которой завоевали команды Норвегии, Германии и Франции.


Итак, почему норвежцев и немцев на допинге не ловят? А потому что боятся дело в суде проиграть. Поручик, не ржать!

То, что с методикой и тестами дело не чисто, писал мне специалист ещё тогда, сразу после Олимпиады в 2002 году:

Аранесп - это ЭПО, модифицированный таким образом, что эта молекула в несколько раз дольше, чем обычный ЭПО живет в кровотоке. Это достигается путем замены двух аминокислот и создания двух дополнительных "сахарных хвостиков", или, говоря по-научному - сайтов гликозилирования. В результате, аранесп циркулирует в крови 7-10 дней. То есть, в течение 7-10 дней в моче можно теоретически обнаружить его следы. А это значит, что положительная проба 21 февраля в принципе не может стоять одиноко среди отрицательных проб 8, 15 и 24 февраля, когда у Лазутиной также брали мочу на ЭПО-анализ.

Либо метод не работает, либо ребята врут, и никакого допинга там не было в принципе.


Кстати, о шансах России в том деле он сразу отзывался не утешительно. И оказался прав.

Парни из МОК и ВАДА все поставили на карту. Неудача для них означает позор и полный крах карьеры. Поэтому будет задействован весь имеющийся административный ресурс.

Интересна здесь позиция Жака Рогге, возглавившего в 2001 году олимпийское движение. К слову, ни одна Олимпиада при нём не обошлась без скандалов. Если ты уверен в методе, то нет разницы, защищать его в CAS по трем делам или по пяти. Если же ты считаешь, что дела в суде развалятся, как только на прочность их проверят те, кто имел отношение к дарбэпоэтину и методике его обнаружения, то какое отношение к олимпийскому движению имеют дисквалификации по паспорту спортсмена и по степени интегрированности его страны в "ближний круг" органов спортивной власти?
Tags: Америка, Европа, Россия, биатлон, медицина, общество, политика, спорт, статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments