Corwin (realcorwin) wrote,
Corwin
realcorwin

Казус двенадцатого года

Итак, межличностные отношения Путина и Медведева четыре года выдерживали напор различных сил, как внутренних, так и внешних, пытавшихся эти отношения проверить на прочность и расшатать, и таки выдержали. Как я написал в субботу, российский президент показал себя ответственным по отношению к стране и порядочным перед своим другом и ментором человеком. Не знаю, известны ли истории другие подобные примеры, зато примеры обратного истории известны хорошо. Говоря о российском президенте, уместно будет вспомнить о президенте американском. У американцев тоже была проблема 8-го (ну или 12-го) года, только не 2008 (-12), а 1908 (-12). Итак, ровно 100 лет назад... Цитирую kleo (июнь 2007).

"Тогдашний президент Соединенных Штатов Теодор Рузвельт (1901-1909) пользовался огромной популярностью в своей стране и в мире. Неудивительно: ведь он не только прорубил "окно" в Европу и заново открыл свою страну для мира - из сонной, патриархальной Америки он сделал современную и динамичную державу. Соратнеги-республиканцы дружно взывали к президенту: "Иди на третий срок! Иди на третий срок! Иди на третий срок!", и благодарный народ, вне всякого сомнения, переизбрал бы Теодора Рузвельта, как четверть века спуся будет переизбирать его не менее выдающегося племянника.

Да вот загвоздка: сам Тедди, избираясь во второй раз (1904), поклялсо своему народу не идти на третий срок! Какой коварный бес его тогда попутал - науке неизвестно. Не клялсо бы - история Америки и мира в целом сложилась бы иначе. Но факт, что слово свое президент-джентльмен брать назад наотрез отказался, это было ниже его достоинства.

Таким образом, неизбежно вставал вопрос о Лояльном Преемнеге. В мучительных раздумьях Теодор Рузвельт провел остаток второго срока. Наконец он остановил выбор на Уильяме Тафте, военном (sic!) министре. Этот самый Тафт был человек настолько выдающийся, в смысле полноты, что мог уступать место в общественном транспорте сразу трем женщинам. А в смысле политических талантов он был никакой, бесцветный; поэтому, активно продвигая Тафта в 1908-м, рузвельтовские политтехнолухи планировали триумфальное возвращение босса в Белый дом в 1912-м.

"Гладко было на бумаге, да забыли про овраги".

Пока великий Рузвельт колесил по миру, получал заслуженную еще в Портсмуте Нобелевку и пожинал прочие приятные плоды своей невероятной популярности, на родине все вроде было ничего, спокойно. Но стоило Тедди вернуться в Штаты, как вскоре начались его трения с Преемнегом, то бишь, с официальным президентом Тафтом. Рузвельт с изумлением обнаружил, что Тафт, негодник, ведет свою игру! Плохо ли, хорошо ли, но ведет - и свою, отличную от рузвельтовской.

В конце концов старые товарищи вдрызг разругались. И как им было не разругаться, если на носу маячил переломный 1912-й год. Рузвельт собирался в президенты, но и Тафт не хотел уходить: одного-то срока - маловато будет! Соратнеги-республиканцы, в 1907/08-м слагавшие оды кумиру, в основной своей массе уже перебежали от бывшего президента к действующему. Пришлось неугомонному Тедди создавать "под себя" новую партию - Прогрессистскую - и уже с ней идти на выборы.

Результаты этих выборов известны: проиграли оба, и Тафт, и Рузвельт. А президентом стал профессор-демократ Вудро Вильсон, как выяснится вскоре, одна из самых мрачных, одиозных фигур американской и мировой истории."
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments