Corwin (realcorwin) wrote,
Corwin
realcorwin

Aliens

Вчерашний ЖЖ-день принёс несколько зарисовок немецкой действительности.

Для начала – цветочки.

Про провинциальных детей и других людей

Детке моей тут совсем непросто: ребенок вырос в совсем другом обществе, мы ее с рождения с кем только не «общали», и куда только не возили. И чем дальше, тем больше начинает она не переваривать окружающие деревни с их содержимым, особенно после вылазок в другие города и страны.

В немецких одноклассниках познакомилась Катька с мальчиком из Вольфенбюттеля. Начитанный, занимается музыкой, танцует. Первым вопросом ее подруг было – он, что, голубой? Настолько в этой местности необычно (Дело не в местности. Realcorwin), когда кто-то занимается искусствами, читает, что сразу считают этого человека нетрадиционно ориентированным. А парень сам очень даже ничего, они с Катькой уже несколько раз куда-то ходили, были друг у друга в гостях, оба весьма довольны знакомством, но дочь время от времени жужжит – ну, почему под боком такие экземпляры не попадаются?... Приходится куда-то ездить, после школы или вечером не встретишься.. эх...

В гимназии же самой тоже не все, как хотелось бы. Очень часто выпадают часы, некоторые предметы идут по полгода: допустим, полгода – география, другие полгода – спорт. И так очень часто. В этом полугодии нет у наших деток спорта, по поводу чего одна мамочка очень возмутилась – да как это такое возможно! Лучше бы уже какую-нибудь историю убрали, или ту же географию! На ее несчастье за ее ж спиной стоял учитель истории...

Зашла я как-то в гости на рюмочку чаю к одной подруге, мы с ней когда-то вместе работали, да и скорешились, несмотря на некоторую разницу в возрасте. Рассказала Ленке про то, что еще одна бывшая коллега все пыталась меня с семейством пригласить в гости, дабы поговорить про ее сына – он тоже начал заниматься веб-дизайном, ну, и про ее мужа – вдруг мой муж какую вакансию в своей фирме для него обнаружит, у нас же все времени на встречи не было. А потом почему-то постоянные звонки прекратились. Ленка мне и поведала, что тетушка та неожиданно решила, что вот приедем мы в гости и начнем им завидовать по-черному – какой у них огромный дом, и какая шикарная обстановка, несмотря на то, что они оба простые рабочие, а Йорг – менеджер, но у него дома такой роскоши не наблюдается, да и собственного дома даже нет. Я ухохоталась. Ну, не понять некоторым людям, что нам достаточно кровати в спальне, диванов и книжных полок в зале, и что деньги мы вкладываем в новые книги, диски и т.п. Хотя после разговорчиков в той фирме меня уже мало, что удивляет: как-то давным-давно в одну из пятниц вели мы small-talk про выходные, кто что делать будет, тетушки рассказывали – оборочки на шторах гладить, кухню мыть, стирать, продукты закупать. Дошла очередь до меня, говорю – поедем в Ганновер, все – ах, по магазинам походить? – да нет, в музей. Тетушки на меня воззрились, как на инопланетянку, одна высказала мнение всех – вот ж некоторым делать нечего...

Я не хочу сказать, что дома у меня пыль по колено, но мне жаль каждый день убивать несколько часов на протирание вазочек-плиточек-полочек, выглаживание рюшечек на занавесках (особенно – тюлевые белые ненавижу ужасно, поэтому такое дома не держу). Я лучше с книжкой на диван завалюсь или фильм хороший посмотрю. И раз в неделю проведу генеральную уборку.
В прошлом году, когда сломался мой комп, решила я навести марафет на кухне, благо пространство далеко не стометровое, за один день запросто управиться можно. Все вычистила, стенку одну даже покрасила, а дочь, придя домой после школы, сказала – мам, ты что – решила в нидерсраксеновскую домохозяйку мутировать?

А сегодня ребенок подошел ко мне и сказал – мам, ну, пообещай мне, что мы максимум через 2 года уже не будем здесь жить...

Читать полностью 


Ну а теперь – самые что ни на есть ягодки.

Как мой сын хотел стать убийцей Часть 1

Кто не в курсе: в эту среду случилась у нас в Германии беда. В городке Винненден земли Баден-Вюртемберг в среду 17-летний Тим Кретчмер убил 15 человек насовсем, а еще кучу малолетнего народу поранил нехило. В школе убил. Он там раньше учился. Потом пришел туда и вот. Почему - никто не понял. Он успешно учился, был из состоятельной семьи, симпатичный такой. Правда, депресняк у него откуда ни возьмись был. Тоже непонятно: зачем ему при его успехах депресняк. Но был. Да такой, что на пол-года в больнице запирали. Ну, на компе у него всякие агрессивные игры нашли и порнографию какую-то. Но ничего запрещенного. Игры вроде были зашибись-агрессивные, говорячт так (а, может, и врут), но легальные.

Со среды Германия стоит на ушах. Мы ж не Америка. У нас тут за все прошедшее столетие и начало нового вообще всего четыре раза такой вот амок в школах случился. Ну, один-то совсем давно. А вот два следующих с учетом общей тихости страны просто один за другим в 2002 и в 2006. Так что, с одной стороны, мы в отличие от Американцев к таким вещам непривычные, а с другой, уже получается, что не случаи, а целая тенденция.

Соотвественно во все школы Германии пришла разнарядка денно-нощно обсуждать происшедшее. Телевизор призвал всех все время быть начеку. А полиция вообще, по-моему, объявила цилибат и полицейские теперь живут на работе.

Вся страна мобилизована.

Нет, ребят, это не смешно ни разу. Страшно это вообще-то очень. И то, что произошло дико страшно. И то, как СМИ с этим обращаются. Ну, нельзя снимать скрытой камерой бьющихся от горя об землю людей и с умными комментариями в новостях показывать. И интервьюировать людей, которые себя от отчаяния не помнят, нельзя. Свобода прессы свободой, но совесть-то должна быть, а?

А сегодня меня и мою семью посетил результат полной боевой готовности ридной неньки Германии - такая маааленькая полярная лисичка. Песец в общем у нас сегодня был. Полный. Голубой. Арктический.

Посетил он нас сначала на дому и в мое отсутствие. Поскольку после того, как мои мальчишки изволят отзавракать и ведут высоконаучные беседы об эволюции и молекулярной биологии перед тем как ррвануть на отчаливающий автобус, я сваливаю.

Итак, в 7:18 должен был отойти автобус.

В 7:00 я вышла из дома.

В 7:01 я завернула за угол, в этот момент в ворота к нам позвонили. Мой младший сын, 15-летний Арсений спросил, как умный, мол, кто? Ему тоже умно ответили, мол, почтальон Печкин.

Арсений открыл в дверь. Во двор вскочила группа людей, часть скрутила Арсения и запихнула в машину, часть кинулась прочесывать дом и двор.

Не пугайтесь. Это были не торрористы, а полицисты. И скрутили они его не больно. А бережно. Но надежно, да.

После чего Арсения куда-то увезли на глазах его ошалевшего 17-летнего брата Даниэля. Днила хотел поехать с младшим братом. Его не пустили.

Потом был допрос. Потом был обыск. Особенно тщательно обыскивали компьютеры. На предмет насилия и порнографии.

Оссподи! Не нашли. А могли бы и найти. Нет, я не утверждаю, что мои мальчишки эту дрянь у себя в компах держат. Но ведь подростки - они ж все пробуют. Может, плююются потом долго и тошнотворно. Но ведь лезут, куда не надо. Ведь могли как раз накануне какую-нибудь не ту страницу открыть. А в протокольчике-то и сохранилось бы...

Не, ну зато теперь я наверняка знаю, что они - ни-ни (так-то я вообще обысками не занимаюсь и наверняка знать не могу).
Потом полицисты констатировали, что кухня в антисанитарном состоянии. (Правильно, у нас как раз посудомоечная машина сломалась, а я как раз день рождения моего партнера глубоко праздновала).

Все это время я ничего не знала о происходящем. И не знала я это часов до девяти, когда полицейские слегка ушли, а Данила слегка пришел. В себя. Пришел в себя и поехал в школу. По дороге позвонил мне. Из произнесенного им текста я поняла, что Арсений сказал в школе что-то не то и школа вызвала полицию.

Я быстренько сказала:
- Улыбаемся и машем. Улыбаемся и машем. Оставайся спокойным. Скажи Арсению, если ты его увидишь, что ему ничего не грозит. Щаз стану кросавицей и поеду в школу. Но сначала позвоню.

Позвонила. Ага.

Директор школы сказал:
- Ваш сын опять создает проблемы.

И тут я заорала. Я прорала вопрос:
- Вы по ночам спокойно спите?

Директор попросил меня успокоится. На что я, признаюсь и каюсь, не сказала, а именно заорала, собственно, завыла, если совсем честно, то я заплакала:
- Я уже три года, ТРИ ГОДА говорю с Вами спокойно. Ваша единственная реакция: если ВАШЕМУ сыну не нравится МОЯ школа, заберите его отсюда.
Вы думаете, это приватная школа и поэтому ЕГО? Нет, он самый обычный директор самой обычной государственной школы.
Ну, то есть гимназии конечно, то есть элитарной школы. Но таки государственной.

- МОЙ сын создает проблемы? А, может, напрягете Вашу ненатурально для педагога короткую память и вспомните, что мой сын обратился в суд старших школьников, потому что в его классе преследовали девчонку, у которой не было законного отца? Может, вспомните, какими словами Ваши дорогие воспитанники называли девчонку и ее мать? Может, вспомните, что девчонке сказали, что раз коллектив, то... И она сама. И, конечно, это неправильно такие слова. Но она должна понимать подоплеку. А подоплека та, что она раздражает одноклассников своим неправильным поведением. Но они дети несмышленые и поэтому выражают свой протест против ее асоциального поведения (она была плохол одета)по-детски наивно. Только после этого Арсений встал и сказал, что не коллектив, а группа есть в классе. И что все эту группу бояться. Что его тоже преследуют. И что другие говорят ему и этой девчонке: "мы бы с вами дружили, но..."

- У меня все запротоколировано, - очень-очень спокойно, вежливо и, я бы даже сказала, элегантно произнес директор. ЭТОГО не было.
Ну тут я блефанула и сказала, что у негог запротоколировано, а у меня на мобильник записано.

Но, ребят, лицо я потрела. Я плакала и кричала. Все. Потеряла я лицо. Это так. Плакала я не очень. Но голос из-за этого срывался. А кричала я еще много чего. В частности, что в ЕГО школе обязательно кто-то впадут в такое же безумие как этот несчастный психопат из Виннендена. Потому что его школа ну и т.п. И что я хотя уверена, что этим психопатом будет не мой сын, но я не уверена, что мои сыновья не будут в этой школе расстреляны. Еще я кричала, что в полицию я тоже обращаться умею. Еще я кричала, что умею обращаться в прессу. А потом с голосом у меня совсем стало не то. У меня голос не очень так. Довольно слабый (кто слышал, знает) и горло быстро устает. И я повесила трубку.

Потом позвонила в полицию. Долгое время никто не знал, где мой сын. Нет, не поймите неправильно, полицейские у нас, правда, хорошо воспитаны.
Все старались мне помочь. По-честному. Хотя я уже не кричала и не плакала, а взяла себя в руки. Нашли мы его через два часа. Когда его вернули в школу и послали в кабинет школьной психологини. Сначала мне позвонил допрашивавший его полицейский и извинился. Попросил понять, что страшно все это и хочется предотвратить, но что Арсений действительно ни при чем. Я поняла. А чего ж тут не понять? Вас на рассвете будет ректор школы и сообщает, что один ОЧЕНЬ ПРОБЛЕМНЫЙ И ДЕПРЕССИВНЫЙ ученик однозначно собирается всех перестрелять. Я б на месте полицейских тоже рванула останавливать пацана. В трех бронежилетах рванула бы.

Понять я поняла, но остановиться уже не могла и рассказала всю историю. Начиная с девочки.
- Знаете, - сказал полицейский, - не торопитесь с переводом в другую школу. Я ведь полицейский. Сейчас везде такое говно.

Так и сказал - говно, шайсе то есть.

- Вы попробуйте с директором договориться. И вот этого - прессу там всякую - не надо. Вам же хуже потом будет. И В ДРУГОЙ ШКОЛЕ ТОЖЕ.
Потом позвонила школьный психолог, сообщила, что Арс и Даня у нее и спросила не хочу ли я приехать. И что подразделение по делам несовершеннолетних вот-вот тоже приедет. Хорошо бы пообщаться сначала, а потом Арсения забрать. А не наоборот.

Я похотела.

Тут я должна Вам что-то сказать. Психологиня школьная у нас классная. Не смотрите что тощая и блондинка. Вообще она ого-го!

Нет, не то чтобы наши мнения совпадали. Но дело ж не в совпадении мнений. А в аргументации. И честности. В честности - очень.

В общем приехала я. Поговорили. Психологиня сказала, что не имеет права Арсения заставлять назвать имя человека, который его спровоцировал. Но с ее точки зрения, или он должен решиться напрямую поговорить с классом, или сказать ей имя. Или решить что-то еще, но вот так вот это не должно оставаться. Что ее задолбало его поведение жертвы. Что бить надо сильно, но АКККУРАТНО. А он - неаккуратно. И еще немного и он загремит под панфры. Потому что мальчик, который произнес замечание сходжное с Арсеньевым после трагедии 2006 года в Эммштедтене ДО СИХ ПОР сидит в психиатрии. Тут как раз пришли товарищи из"по делам малолетних" и стали задавать вопросы типа, как часто Арс думал о самоубийстве и т.п. (на что мой сын не нашел ничего лучшего как сказать, что это интересная и глубокая тема). А так же объяснять мне, что мой сын в опасности и т.п. и что они уже связались с психиатьрией и вот-вот.

Короче, извините, что я повторяюсь, это скучно уже, да, но я опять начала орать и плакать. Самым позорным образом. Правда, успела со светлой улыбкой на лице попросить мальчиков подождать меня во дворе и они честно ждали. Все полтора часа моего валяния в ногах. Только Данька один раз зашел и сказал, что чот холодно и они лучше в здании подождут.

В перерывах между моим ором и убедительными убеждениями поделаммалолетних, психологиня упорно долбасила:
"Не надо ему психиатрии, тем более в закрытом заведении, пошутил он плохо, неправильно пошутил, и проблемы у него есть. Но не ЭТИ".

Потом был еще один обыск. Уже в моем присутствии.

Потом на меня наорал Данька, что я позор семьи и вою не по делу. А на Даньку наорал Арсений, что у матери тоже могут быть нервы.
Данька, не будь дурак, наорал на Арсения, что если бы нге Арсений, у матери не было бы нервов. И т.п. Потом Арсений взял хороший детектив с немного мистикой и вышел из комнаты.

Потом Даниэль обнял меня. А потом сказал, что у него скоро бал и мы между прочим собирались в ателье, протому что костюи ему широковат. И что вообще он решил изменить стиль и одеваться по-другому.

Потом мы выпили кофе и поехали одеваться по-другому.

Раньше-то он только спортивный стиль признавал. А на все остальное шипел, как дикий кот. А теперь, вишь, жилетки ему. И рубахи фирменные. И... ну не хочет он больше в детском отделе покупать. А сам-то тощий. А хочет в мужском. А сам-то тощий. А... Это не продавщица, это просто Будда! Она нашла ему в мужском отделе таки подходящую рубаху, галстук и свитер. И показала разные способы употребления, в зависимости от того, куда он с этими тремя компонентами собрался (у нас очень этикетная страна). Мы провели в магазине ТРИ с половиной ЧАСА. Мамадорогая! Потом Данька сказал, что хочет провести еще немного времени со мной. Потом, что не надо обращаться в прессу...

Ну, короче, в следующий вторник я беседую с комиссией по малолетним. С психологиней мы созвонимся, с полицией тоже, поскольку полицейский сказал, что если подозрения на моббинг и задолбали, чтобы звонила сразу. А с ректором... ну, вот его я очень хочу послать нахуй. Но он русского не понимает. Вот обида!

А теперь я расскажу Вам самое интересное. Что же не то сказал мой сын?

Объясняю. После очередной, видимо уже тридцатой по счету просветительской беседы о том, что произошла в Виннендене, один из группы, которая задолбала ту девчонку-безотцовщину, подошел к Арсу. Один-единственный, потому что остальные уже вылетели из гимназии за неуспеваемость, и сказал:
- А спорим, что следующим придурком, который будет всех стрелять, будет такой придурок как ты. Готовься!

На что мой сыночка страаааашно остроумно ответил:
- Тогда следующая жертва - ты. Готовься!

Стоящие вокруг подростки донесли "инофрмацию" до своих родителей...

UPD: поступают новые и новые сообщения о предотвращении амока в школах и "отправили куда надо" следующих учеников. Афигего знает, а? А если вот те, которые не эти, которые не мой сын - всерьез? А если мой сын таким вот с оружием... Не, дальше мысль останавливается.

UPD-2: Ученики школы в Виннендене (той, где разыгралась трагедия) обратились к прессе с убедительной просьбой прекратить муссировать эту тему. Есстественно, эту просьбу тут же осветили в прессе.

UPD-3: Ребят, кто меня зафрэндил, а я как бы ноль внимания, кому не ответила. Это я торможу просто. Потому что все, что сейчас связано с Арсением занимает какое-то невероятное количество времени.

Оригинал сообщения

Как мой сын хотел стать убийцей Часть 2


Продолжение пока такое.

На текущий момент таким же образом и по тем же причинам, как в нашем случае, еще 120 школьников в Вюрцбурге и его окресностях «отведены, куда следует». Прошли обыски. У одного из этих 120 был найден дома пистолет. Было решено применить ускоренный судебный процесс. Приговор вынесен. Парень сидит. Подробностей не знаю. Часть детей нашей гимназии родители не пустили сегодня в школу, чтобы Арсений их не убил. Это информация от нашего директора, донесенная до меня Арсом. Пообщались они уже, да.

Сейчас попробую рассказать существенное и по порядку.

Вчера вечером мой спутник жизни, которого я привыкла называть в журнале в шутку мистер Х., провел штурм-треннинг с Арсением. До этого мистер Х. Не мог этого сделать физически по независящим от него обстоятельствам. Уточняю: мистер Х. Родился и вырос в ФРГ.
Первое что он сказал Арсу:
- Ты не сказал ничего неправильного. Я всегда восхищался остроумием Марининых детей. Ты в ту же секунду на дискриминационный вопрос дал остроумный и исчерпывающий ответ. Другое дело, что надо быть осторожным в экстремальных ситуациях. А ситуация сейчас именно такая.

Далее речь шла не только о том, что Арсений хочет классу сказать, но и как стоять, как двигать руками, куда смотреть, как держать голову и тпёп

Это я знаю со слов, потому что на треннинге мое присутствие было бы неполезным.

Сегодня на первом уроке Арсений сказал учительнице, что хотел бы поговорить с классом и сказал, о чем. Учительница не разрешила. Не подошло к ее учебной программе. На втором уроке другой учительнице тоже не подошло по программе. В программу третьей подошло. И директор подошел то же. Подтянулся в класс еще до звонка.

Арсений рассказал, что произошло, и изложил свое мнение об опасности коллективных игр в амок, в ловлю потенциальных преступников и т.п. Назвал имена трех провокаторов. Но сказал, что думает, что они просто цеплялись без грандиозных планов. А потом напугали родителей. Что такие акции стоят городу больших денег, полиции много сил, а ему и домашним — нервов. И призвал задумать: если ты задаешь человеку дискриминирующий его вопрос, то с какой целью? И как долго они собираются провоцировать всех, кого выбрали себе в игрушечного преступника, пока не нарвуться на того, кто реально психанет? На этом он свое выступление закончил.

Все остальное время говорил директор и одноклассники.

Директор отметил, что он очень горд за своего ученика Арсения, что у него оказалось достаточно мужества, чтобы инициировать этот разговор с классом. Что вся странна в состоянии боевой готовности. Скажи Арсений тоже самое неделю назад, никто бы и внимания не обратил. Но сейчас все в высшей степени сенсибилизированы к таким высказываниям. Рассказал свою версию происшедшего. Оказалось, что никто Арсения не провоцировал. А все стояли и обсуждали тему. Что хорошо. Потому что это важная тема. И вдруг Арсений сказал, что собирается расстрелять свой класс. Сказал с угрозой в голосе.

И все приняли это в сложившейся ситуации всерьез.

Учеников больше всего заинтересовали вопросы:
- Может ли такое произойти с ними?

Директор заверил, что в сложившейся напряженной обстановке может и со 120 школьниками уже случилось (см. выше).

- Что делать если у них дома случано найдут поронографию, кровопролитные фильмы, книги игры?

Директор справедливо заметил, что не надо это держать дома.

- Что делать, если при обыске обнаружат вышеперечисленное, потому что родители или братья-сестры, бабушки-дедушки это все имеют, а компьютер общий.

Директор объяснил, поговорить с домашними и попоросить не держать такого дома.

- Что делать, если домашние не согласяться?

Директор посоветовал обратиться куда следует.

- Что делать, если я не знал заранее о существовании таких вещей у домашних?

- А надо знать! - возразил директор. - Примечать надо, что у тебя дома происходит. И сообщать, куда следует.

Арсений вернулся сегодня очень усталый и разочарованый. Но я думаю, он недооценил успех происшедшего. Детки-то на себя примерили ситуацию. Это, мне кажется, важно.

Тем не менее в школьных коридорах на него опять посыпались дурацкие вопросы и замечания в полном ассортименте от «Как тебе понравлилось в тюрьме, хе?» до «Так когда у тебя амок-то будет, а?»

Отец Арса звонил в школе и говорил с конректором. Выглядит так, что на этот раз школьное руководство готово принять более активное и позитивное участие в школьной судьбе Арсения.

Я с утра, еще до обоих этих разговоров, директору звонила и попросила о встрече. Встречаемся в восемь утра в четверг. Я хочу предложить ему стартовать в школе срочным образом несколько инициатив. О них напишу позже.

Диктофон брать нельзя. Письменный фиксировать разговор можно.

UPD: Повторяю просьбу не принять за обиду, если я кому-то не ответила или реагирую очень медленно. Сердце играет не нашей стороне: устроило мне аритмию с соотвествующими волнами тормознутости.

UPD-2: Пока все это пишу и отвечаю Вам на комменты реклама мне в почту приходит какая-то однообразная (на немецком): "Установление марочных стальных дверей", "Установка фирменных решеток на окнах", "Укрепление дверных косяков", "Открытие охотничьего сезона"...

Оригинал сообщения 


Насколько же русские всё же чужие на этом празднике западноевропейской жизни. Впрочем, оно и к лучшему...
Tags: Германия, Европа, образование, общество, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments